Игорь Егоров

Игорь Егоров переводит с китайского и английского. Среди прочего, перевел три романа Мо Яня, китайского лауреата Нобелевской литературной премии 2012 года «Большая грудь, широкий зад», «Страна вина» и «Устал рождаться и умирать»,; роман «Кровавый меридиан» американца Кормака Маккарти; книгу-эссе «Белая богиня» британца Роберта Грейвса.

РС: Как выглядит ситуация с изданием литературы в Китае? Все там под контролем государства?

Игорь Егоров: Я наверное не смогу ответить конкретно на этот вопрос, потому что у меня нет таких данных, насколько государство контролирует процесс издания книг. Скорее всего — да, контролирует. Видимо, в какой-то степени присутствует и цензура. Хотя наверняка есть и какие-то независимые издания.

РС: А чтобы писателю издавать книги, то надо быть в союзе писателей? И кстати, там только один союз писателей?

Игорь Егоров: Насколько мне известно, существует один Союз китайских писателей, и это — государственное учреждение. В нем настолько много членов, что они подразделяются на категории: писатель первой категории, второй категории, и так далее. В соответствии с этим им даже выплачивается зарплата.

РС: Вы переводили романы Мо Яня, лауреата Нобелевской премии по литературе. Была ли у вас возможность встретиться и поговорить с этим писателем?

Игорь Егоров: Да, я с ним говорил, но встречи эти были довольно короткими, в основном во время моих поездок в Китай, в том числе во время конференции переводчиков китайской литературы. Это очень интересный человек, и с ним интересно разговаривать, хотя надо сказать, что он не очень-то открытый, и поэтому его надо, так сказать, «разговорить», вывести на определенную тему. Может быть, это от того, что у него такой характер выработался в жизни. Он же долго служил в армии, был политработником. Ну и его псевдоним, который он себе выбрал — Мо Янь — значит «не говори», «нет мели языком». Кроме того, он не очень-то любит говорить при людях, когда присутствует еще кто-либо, в том числе представители Союза китайских писателей, как это и было у нас в последний раз…

Но он сам о себе сказал: все, что я думаю, все, что я хочу сказать — вы можете найти в моих книгах. Поэтому я, читая его книги, таким образом и разговариваю с этим интересным, глубоким писателем, глубоким философом, каким он есть, несмотря на то, что он крестьянского происхождения и образование у него, скажем, не филологическое, не похоже на образование многих других крупных китайских писателей.

Игорь Егоров и Мо Янь

РС: В послесловиях к польским и чешским изданиям книг Мо Яня я прочитал, что, мол, Мо Яню позволяют писать больше, чем другим. В его романах якобы отчетливее звучат критические оценки жизни в Китае, у других такого критицизма нет. Это якобы потому, что у Мо Яня сильная поддержка в армии, среди высоких чинов в китайской армии…

Игорь Егоров: Насчет поддержки в армии я не знаю, но у него осталось много друзей со времени службы в Народно-освободительной армии Китая. Я даже читал воспоминания одного генерала, который служил вместе с ним. Да, отношение к нему там положительное. Но я не думаю, что это явилось причиной, что, мол, ему позволяли больше, чем остальным. Думаю, даже наоборот.

После того как он стал заместителем председателя Союза китайских писателей и после того как его выбрали во Всекитайское собрание народных представителей, у него остается с каждым разом все меньше времени, чтобы писать. Он сильно переживает из-за этого, ранее он был свободнее. А теперь ему приходится тратить много времени на различные представительские функции, на собрания и заседания, являющиеся, так сказать, национальным хобби Китая.

Я не согласен с мнением, что ему позволено больше, чем другим. Да, я могу подтвердить, что в его романах очень много острой и неприятной критики, как современного общества, так и того, что происходило на протяжении истории Китайской народной республики. Все это он подвергает острой критике, упаси бог попасть ему на язык. Сатира у него очень яркая. Это можно наблюдать и в тех романах, которые я переводил — например, в «Стране вина», где высмеивается тяга чиновников к еде, кулинарным изыскам и употреблению алкоголя…

Если говорить, что Мо Янь многое себе позволяет, то лишь в том смысле, что он позволяет себе говорить о тех проблемах, о которых в Китае говорить не принято. Я впервые встретил именно у Мо Яня — не знаю, может быть, я и не так много прочитал — в романе «Большие груди, широкий зад» описание братоубийственной гражданской войны, имевшей место после победы над Японией и продолжавшейся до той поры, пока не победили коммунисты в 1949 г. Также он первым затронул такую актуальную тему, как ограничение рождаемости в Китае…

РС: У книг Мо Яня тиражи больше, чем у других китайских писателей?

Игорь Егоров: Честно говоря, не знаю. Но я сомневаюсь. Полагаю, у него стандартные тиражи, как и у других. Однако я не обладаю соответствующей статистикой по Китаю. Вот у нас в России средние тиражи — 3—4 тысячи. А роман «Большие груди, широкий зад», на мое удивление, был издан очень непривычным тиражом 12 тысяч.

РС: Позволяют ли власти китайским писателям выезжать за границу? Например, Мо Янь бывал ли за границей? В России?

Игорь Егоров: Да, он был за границей, он был пару раз в России. К сожалению, это было до того, как я с ним познакомился, и я не встречался с ним в России. Он много ездил и ездит за границу, в последний раз, насколько знаю, он был в Южной Америке.

РС: Каким образом Китай стимулирует заинтересованность китайской литературой за границей? Существует ли у них какая-либо специальная программа?

Игорь Егоров: Это не только программа, это заложено даже в постановлениях Коммунистической партии Китая. Насколько припоминаю, на последнем партийном съезде прозвучало намерение сделать Китай великой культурной державой. Собственно говоря, они сейчас этим и занимаются, то есть продвигают свою культуру, продвигают свою литературу по всему миру. Это решение Коммунистической партии, это их программа. И они работают в этом направлении достаточно живо и активно. Это можно наблюдать хотя бы по тому, что уже четыре года они издают на английском языке литературное приложение к ведущему литературному журналу Китая — «Народная литература». Это приложение Pathlight («Светоч»). Кроме того, вышли выпуски этого журнала на французском, итальянском и немецком языках. В этом году выйдет уже второй выпуск на русском языке. Я как раз занимаюсь этим приложением на русском языке. К тому же, китайцы хотят издать такое приложение на японском и корейском языках.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?