Украинская сторона до сих пор никак не отреагировала на ноту протеста, которую белорусский МИД вручил временному поверенному в делах соседней страны после инцидента с самолетом «Белавиа», произошедшего 21 октября. Как и обещали в МИД Беларуси, в случае длительного молчания будет опубликована расшифровка переговоров рейса «Белавиа» с украинским диспечером. Текст расшифровки появился на БелТА.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Самолет «Белавиа» взлетел с аэродрома «Жуляны» 21 октября в 15.25. Бортпроводник на трех языках (белорусском, русском и английском) сделала стандартное объявление: «Уважаемые пассажиры! Через несколько минут вам будут предложены горячие и прохладительные напитки, а также легкая закуска. Пожалуйста, приведите спинки кресел в вертикальное положение. Подготовьте столики. Спасибо за внимание».

Почти одновременно пилот услышал голос с земли. Говорил диспетчер УВД «Киев-Радар», обеспечивающий полет.

Диспечтер: — Белавиа-840, Киев-Радар.

Пилот: — Слухаю.

Диспетчер: — Белавиа-840, поступило указание: вам надо, необходимо вернуться на аэродром вылета «Жуляны». За невыполнение будет поднята боевая авиация на перехват.

Пилот: — А что случилось такое?

Диспетчер: — В эфир не могу передать. По прибытии все узнаете.

Пилот: — Не понял, это кто вам передал?

Не получив ответа, пилот дублирует вопрос: — Белавиа-840, это кто информацию передал?

Диспетчер: — Белавиа-840 — «Украэроцентр».

Пилот: — А причина какая?

Диспетчер: — Я получил указание вернуть вас на аэродром вылета.

Пилот: — «Жуляны», да?

Диспетчер: — Так точно, «Жуляны».

Пилот: — Хорошо. Разворачиваемся.

Далее в расшифровке приводятся разговоры экипажа внутри машины, пилоты высказывают предположения о причинах ЧП — от опасной закладки в багаже и до конфликта между военными. 

Вновь диспетчер: — Белавиа-840, Киев-Радар.

Пилот: — Да.

Диспетчер: — Белавиа-840, говорит руководитель полетов. Информация о вашем возврате на аэродром «Жуляны» поступила от военного руководства. Доклад более детальный вам скажут после посадки.

Пилот: — Понятно. Возвращаемся.

Далее в расшифровке приводятся разговоры экипажа в кабине самолета.

— Че за ерунда!

— Бред какой-то!

— «Белавиа-840». Еще раз уточните причину. Здесь какая-то ошибка, непонятно вообще по какой причине.

— Belavia eight four zero, turn left, height is one eight zero… follows in Zhuliany runway zero eight.

АТС (аэронавигационная информация и управление):

— Heading one eight zero for left zero eight Belavia s seven eight four zero.

Пилот:

— Пипец, блин!

АТС:

— Belavia eight four zero descent for at level one one zero.

Пилот:

— Descent for one one zero eight four zero.

— Check.

Переговоры внутри кабины продолжаются.

— Б…, не успели уйти, а! Первый раз такая ерунда!

— Бред какой-то вообще, блин!

— Собственно, могли бы уже уйти… неразборчиво… авиация мы уже «лазду» проходим.

Пилот снова пытается уточнить у диспетчера, в чем причина.

Пилот:

— Belavia eight four zero. Еще раз уточните, что за причина, непонятно вообще.

Диспетчер:

— Belavia eight four zero, уточняем, сейчас… неразборчиво.

Пилот:

— Здесь какая-то ошибка, мы уже на два зет, собственно мы над Беларусью.

Пилоты снова обсуждают между собой ситуацию (переговоры внутри кабины).

— Сейчас запутаем самолет. Подожди, пока не ставь.

— Блин, мы бы ушли уже, блин. Если бы мы знали, конечно. Не, ну пересекли уже всю, они уже… неразборчиво… мы недоступны.

— Какая-то ерунда, блин!

— Какой курс сказал? 180, да?

— Может, между вояками какая-то там пертурбация, может, что-то еще, блин.

— Или кто-то, какой-то пассажир у нас там, какой-нибудь, скорее всего, блин, ну, скорее всего, из-за пассажира или что-то в багаже.

Наиболее вероятно, затем происходят переговоры со старшим бортпроводником:

— Ну, пока сами ничего не знаем.

— Да не знаю.

АТС:

— Belavia eight four zero do you need hold pattern for descent?

Пилоты:

— А (продолжительное), причину уточнили? Белавиа восемь четыре ноль.

— Поставь Киев.

Диспетчер снова выходит на связь:

— «Белавиа-840», Киев-Радар.

Пилот:

— Да.

Диспетчер:

— «Белавиа-840», говорит руководитель полетов. Информация о вашем возврате на аэродром Жуляны ПОСТУПИЛА ОТ ВОЕННОГО РУКОВОДСТВА. Доклад более детальный вам скажут после посадки.

Пилот:

— Понятно, возвращаемся.

Диспетчер:

— «Белавиа-840», меня интересует информация о количестве пассажиров и расчетное время посадки.

Пилот:

— Сейчас мы все уточним.

Переговоры внутри кабины:

— Выпускай интерцепторы. Аккуратно, потихонечку.

— Ну заходи.

Наиболее вероятно, переговоры со старшим бортпроводником.

— Возвращаемся в Жуляны. Ну не знаю, сказали возвратиться.

— По техническим причинам, я сейчас скажу попозже.

— Сколько у нас пассажиров?

— Пассажиров 136, рассчитан примерно полсотни восемь минут.

Диспетчер:

— «Белавиа-840», принял. Спасибо. Снижайтесь. Высота шесть тысяч футов. Эшелон перехода сто десятый QNH один ноль два девять.

Пилот:

— Шесть тысяч, один ноль два девять, снижаемся. Девять… восемь четыре ноль, на курсе сто восемьдесят.-

Напомним, самолет «Боинг 737-800» (бортовой номер EW-456PA) авиакомпании «Белавиа», выполнявший рейс В2-840 по маршруту «Жуляны» (Киев) — Минск, 21 октября 2016 года был возвращен в аэропорт вылета по требованию Службы безопасности Украины. Экипажу было заявлено, что в случае невыполнения команды в воздух будут подняты истребители. После посадки правоохранительные органы Украины сняли с рейса пассажира, гражданина Армении. После его отпустили, и он улетел в Беларусь следующим рейсом.

МИД Беларуси в связи с инцидентом заявил протест и вручил ноту Украине в связи с принудительной посадкой в Киеве белорусского лайнера. В СБУ категорически опровергали информацию о том, что рейс «Белавиа» вернули в Киев, угрожая поднять истребители.

После того как представители белорусского авиаперевозчика пообещали обнародовать переговоры диспетчера «Украэроруха» с экипажем самолета, риторика ведомства изменилась.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера