Писатель Нил Гейман написал книгу «Американские боги», не так давно по ней вышел первый сезон сериала. Один, Чернобог, Ананси, Ибис, Лепрекон и другие боги живут среди обычных людей, ходят на работу, зарабатывают деньги. Этот провокационный текст — попытка представить, что бы делали в сегодняшней стране белорусские боги. Не сочтите за кощунство.

Фото Сергея Гудилина.

Зюзя

«Фамилия у вас Мороз? Николай Николаевич, ну ладно шпана фигней занимается, а зачем это вам? Сколько вам лет? 75, 80? Уже, видимо, правнуки есть» Николай Николаевич — очень колоритный дед. Густая белая борода, красные хипстерские брюки, кепка с изображением баскетбольной команды Бруклин Нетс, солнечные очки от R. Cavalli, даже татуировка на правом предплечье есть с изображением какой-то булавы. Сержанты Петушков и Мурашкевич задержали Николая Николаевича в тот момент, когда он прикреплял наклейку Straight edge с изображением Погони к дорожному знаку. Известно, что в отделение дедушку вести они не собираются, просто решили пожурить. Очевидно же, что у дедушки не все хорошо с головой, больше на целое Жодино таких не найдешь. Может, в Минске и более безумные персонажи встречаются, но не здесь. Николай Николаевич много пил, безбожно пил, как зюзя. Но потом взялся за голову. Больше ни капли в рот. Сейчас господин Мороз занимается йогой, читает книги по психологии, ежедневно обливается холодной водой и бегает полумарафоны. Правда, бегать любит почему-то босиком. Это можно и простить, мы же уже говорили, что на целое Жодино больше таких не найдешь.

Перун

Подполковник Дундар уже более десяти лет работает в Военно-промышленном комитете. Женщины обожают его серебряные усы, хитрый взгляд и пошлые шутки. Говорят, что в комитете уже нет тех, кому Дундар не наставил рога. Видимо, именно поэтому у него не получается расти по должности, но и уволить его генералы не могут, так как Дундар — незаменимый сотрудник. Это он был тем, кто с первого дня поверил в отечественные системы реактивного залпового огня, можно сказать, воплотил мечты руководства в жизнь. Подполковник ездил в Китай, проводил переговоры с местными коллегами, способными производить твердый порох и ракеты. И хотя Дундару делается грустно от того, что это пока нельзя произвести в Беларуси, он подглядывает, подслушивает, записывает все за китайцами. Он даже китайский язык выучил, только партнерам ничего об этом не говорит. Но особый кайф для Дундара — сидеть на полигоне и испытывать оружие, когда в безмолвной полесской тиши утром звучит взрыв. Бух-бах. Говорят, что в такие моменты Дундар чувствует абсолютное счастье. Единственное, он немного расстроен тем, что системы огня назвали «Полонезами», он же предлагал «Перунами», но начальство вариант забраковало.

Лада

Фото Сергея Гудилина.

Эти дураки действительно полагают, что подкат в стиле «хмуритьсяненадолада» очень оригинальный и неожиданный, и, конечно же, никому до них в голову не приходило знакомиться с ней именно таким способом. Ежедневно ее приват в фейсбуке и контакте, директ в инстаграме полнится приветствиями и предложениями заняться сексом на самых разных языках мира. От русского до турецкого, от английского до китайского. Один милый белокурый мальчик даже писал по-белорусски, ей хотелось ответить ему, но не для этого она зарабатывала десятки тысяч подписчиков в социальных сетях. Смотреть, но руками не трогать — ее правило. Инстаграм Lada_spring полнится снимками с отдыха в Дубровнике и Вьетнаме, выездами на природу, вкусными блюдами и подарками фанатов. Это же так просто —стать популярной в сегодняшнем мире, чтобы тебе приносили пожертвования в виде лайков и репостов, нужно всего только иметь симпатичное личико и упругий зад. Она из тех, кого называют «фитоняшами», всю неделю не вылезает из спортзала, чтобы количество лайков ей не уменьшалось, чтобы ряды поклонников становились плотнее. Щелк, новая фотография загружена. Лайки, репосты, летите сюда.

Велес

Все нормальные председатели колхозов давно пересели на «Ауди», «Фольксвагены», или хотя бы «Джили», и только Степан Авласевич продолжает ездить на задрипанном «козлике», черт бы его побрал. Внутри УАЗика все время воняет соляркой, руки Авласевича уже никогда не отмоются от этой самой солярки и земли. Каждый вечер он берет тупой нож, чтобы выковырять из-под ногтей засохший песок, раз в неделю ходит в баню, раз в месяц стрижется у женщины из соседней деревни, раз в три месяца спит с ней, а раз в год покупает себе новую обувь. Авласевич неустанно рыщет по полям, ссориться на мехдворе, обнадеживает премией телятниц и заставляет не пить сторожа колхозного сада. Он даже крадет совсем по мелочи. Чисто так, чтобы было на табак, успокаивает себя Степан. Но колхоз все равно один из самых отстающих в одном из самых отстающих районов Беларуси. Холера на тебя, Шарковщина! Когда-то Авласевич был красивым и перспективным мужчиной, его звали в отдел экономики райисполкома. Пусть будет проклят этот день, когда он отказался. «Знаете, я хочу работать с землей, с животными», — наивно ответил. Работай, Степа, ответили ему. Ладно, не время трындеть, скоро, говорят губернатор витебский в Шарковщину приедет, как бы успеть навести порядки?

Фото Сергея Гудилина.

Мара

Судьба не наградила ее красотой. Мара совсем миниатюрная женщина, некоторые даже могут назвать ее карлицей. Хотя нет, она все же вписывается в минимальный рост, который может позволить себе женщина. Как бы это ни было по-свински писать про женские недостатки, но у нее маленький нос, кривые ноги и редкие волосы. Она пыталась записываться во все эти салоны красоты, делала коррекцию бровей, загорала в солярии, ходила в самые модные парикмахерские. И на пару дней после всех процедур Маре даже казалось, что она становится привлекательной женщиной. Только вот мужики ходят с ней на свидания не больше одного раза. Ей действительно хочется простого бабского счастья, но каждый раз женщина понимает, что никогда не обретет его. Нет, Мара не плачет. В нее крепкая психика и сильные руки, иначе бы она не прошла все эти тесты и испытания. Она боится, что европейцы, в конце концов, полностью лишат ее работы, которой и так ежегодно становится все меньше и меньше. У Мары редкая, можно сказать уникальная, профессия — она приводит в исполнение смертные приговоры.

Ох

Ох, просите у нас любую прибавку к зарплате! Знаете, наши посетители просто с ума сходят от вас. Ох, из какого же века вы появились и почему так недавно только устроились к нам на работу? Ваши старосветские манеры, ваша услужливость, умение подобрать подходящее человеку блюдо. Ох, таких официантов у нас просто еще не было. Мне кажется, что люди к нам ходят только для того, чтобы поговорить с вами. Ох, а как же вы умеете поддержать разговор! Это же шикарно! Ох, откуда вы только знаете и про кофе «копи лювак», и про гражданскую войну в Испании? Вы же просто какая-то энциклопедия. Ох, а как аристократично вы разливаете вино в их бокалы! Где вы научились этому мастерству? Ох, лучше молчите-молчите, не нарушайте этой тайны. И нет человека в целом ресторане которому бы вы не услужили, не помогли. Ох, спасибо за тот рецепт мужской силы, который вы мне посоветовали. Моя жена довольна мной как никогда. Ох, вашими клиентами есть и будут министры, дипломаты, олигархи, чемпионы, каждый хочет, чтобы с ними работали именно вы. Только, пожалуйста, никуда не уходите от нас. Ох, замены вам мы не найдем никогда…

Жижель

Фото Сергея Гудилина.

Пять лет в Новинках Петра Жижу пичкали психотропами. Он поджег три деревни в Оршанском районе, ему говорили, что обгорели пять или шесть человек. К счастью, живыми остались все. Жижу сначала отвезли в изолятор временного содержания, где били три дня и четыре ночи. Когда сил бить у следователей и милиционеров уже не осталось, его отправили на психиатрическую экспертизу. В больнице его также пытались бить. Главный врач Оршанского психдиспансера Аркадий Михайлович Пузиков так и не решился поставить диагноз, перекинул все на Минск. В Новинках врачи посмелее — шизофрения, пиромания. Жижу так накачали различными таблетками, что он почти ничего не помнит про то время. Нет, огонь Петру нравится и сегодня. Время от времени он сидит на ночном дежурстве и щелкает зажигалкой. Раз, два… Третий раз уже боится, так как вдруг за ним кто-то наблюдает. По выходе из клиники Жижу взяли сторожем в блинную. Денег особых не зарабатывает, зато при деле. Настоящих печек здесь нет, только электрические. А к ним Жижа равнодушен. Пламя же — только нарисованное на фасаде здания.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?