В последнее время с удивлением приходится наблюдать, с каким восторгом некоторые комментаторы жаждут найти сходство между белорусами и немцами. Самые упорные из них даже подчеркивают, что сходство относится только к ГДР. Скорее всего, такая увлеченность поисками общего между Беларусью и Германией продиктовано подсознательным желанием оградить себя от тех стран, с которыми традиционно мы и сами ассоциируем себя и с которыми нас сравнивают иностранцы. И речь не столько даже об Украине, сколько о России.

Что касается ГДР, то если бы кто-нибудь только копнул глубже, чем же была та Восточная Германия, которая для советского белоруса была передовой страной соцлагеря, то открестился бы от таких сравнений.

Почему не следует сравнивать современную Беларусь и ГДР

ГДР была тоталитарным государством. В репрессивности государственного аппарата с ней могла бы поспорить только Румыния, и то не во всём. Полнейший контроль за каким бы то ни было инакомыслием, ограничение передвижений для своих граждан даже по собственной стране, торговля людьми, финансирование международного терроризма — все это было в ГДР.

Нельзя сравнивать и Штази с белорусским КГБ, даже если очень хочется. Салфетницы с прослушкой, даже похищение из больницы одних кандидатов в президенты и попытки завербовать других выглядят достаточно вяло на фоне методов Министерства государственной безопасности ГДР.

Экономически ГДР также выглядела достаточно слабо. С 1970 г. до 1989 г. страна одиннадцать раз находилась на грани дефолта. Может, для тех немногих граждан СССР, что туда приезжали, по сравнению с Советским Союзом ГДР представлялась воплощением благополучия и порядка, но следует помнить, что источниками этого благосостояния были регулярные крупные субсидии из Западной Германии. К тому же, если обратиться к историческим статистикам, то только в 1985-м ГДР достигла уровня доходов восточных провинций третьего Рейха 1936 года.

Бывшая восточная Германия после 27 лет демократии — сплошь депрессивный регион объединенной Германии. Здесь самая высокая безработица, ультраправые партии со взглядами, близкими к нацистским (Альтернатива для Германии), имеют гораздо большую поддержку, чем на западе страны. Если бы западная часть страны не вливала щедрой рукой широким потоком марки, а потом евро, а восточногерманское государство сохранилось, оно бы полностью обезлюдело и вряд ли выглядело лучше сегодняшней Молдовы. К тому же, вся политическая вертикаль ГДР была полностью демонтирована и заменена на западногерманских бюрократов. Не хотелось бы такой перспективы для Беларуси.

Так в чем же белорусы всё же немцы?

Согласен, у белорусов, несмотря на все перипетии и потери ХХ века, совершенно отличная от соседей правовая культура. Право, государство в основном высоко ценят, даже если презирают отдельных представителей власти. Надо отметить, что, несмотря на агроренессансную автократию, белорусский чиновник все же обладает определенной этикой и способен представлять бюрократию в позитивном, веберовском, значении этого слова. В отличие от сегодняшней Украины, Беларусь в большей степени является правовым государством. Бытовая коррупция такая же не высокая, как в Польше, и вовсе не приходится сравнивать нас с соседями с юга и с востока.

Заложено такое положение вещей еще во времена ВКЛ и Речи Посполитой. Доля шляхты в населении в те времена был на наших землях намного выше, чем в России дворянства, а также на территории Украины. А особенности политического строя (шляхетская демократия) требовали от представителей шляхты специфических соглашений, консенсуса, что не могло не сказаться на значительном ангажировании всех, от кого формально или фактически зависели решения в поддержании порядка. Поздняя олигархизация и процветание коррупции в Речи Посполитой привели к ее упадку и разделам, но следует помнить, что на землях Беларуси Литовский статут времен золотого века Речи Посполитой был нормой права вплоть до 1840 года, когда Беларусь была уже третье поколение в составе Российской Империи.

Немецкая этика в основном проистекает из протестантизма, из времен Реформации, Мартина Лютера. Почитание порядка в локальных сообществах имеет корни в самоуправлении городов, различных организациях, вроде Ганзейского союза.

В негативном смысле специфический белорусский страх перед государством был сформирован в сталинские времена, а в Германии — после объединения под эгидой наименее социально развитой ее части — Пруссии (которая была традиционно частью восточноевропейского хозяйственного комплекса, опиравшегося на фольварки). В этом при желании можно найти сходство.

Ну, и еще одно, что безусловно нас объединяет с ГДР: в Восточной Германии, видимо из-за стремления государства полностью контролировать жизнь граждан, общими являются убеждения в бесперспективности жизни, в том, что все минимальный достаток в любом случае гарантирует партия, а также традиционно высокие цифры потребления алкоголя и большое количество самоубийств.

И все же, в заключение хотелось бы подчеркнуть: мы абсолютно разные с немцами, как с поляками, украинцами, литовцами, и наше единственное общее — это то, что мы все европейцы. И это самое важное, что отличает нас от той страны, с которой нас традиционно сравнивают — от России.

Публикуется в рамках специальной рубрики «Новости Германии»

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?