Недавно публицист Александр Федута высказал идею о создании в Беларуси пантеона национальной славы. Его предложение вызвало слабое обсуждение, а потом и оно затихло. Жаль. Ни круги историков, ни общество не оказались готовы к дискуссии.

Федута, кстати, не первый, кто предложил белорусам такой проект. Задолго до него эту идею озвучил первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко.

Пономаренко (в центре) над генпланом Минска.

Это произошло 5 сентября 1944 года на заседании бюро ЦК КП(б)Б. Обсуждали вопрос «о комиссии по составлению проекта решения о ближайших мерах по восстановлению г. Минска». Такие заседания проходили чуть ли не еженедельно. Минск лежал в руинах и партийно-советское руководство республики старалось как можно скорее восстановить разрушенную столицу.

Пономаренко рассказал, как еще в Москве он с бригадой видных российских архитекторов специально ездил на «Воробьёвку», чтобы на месте увидеть архитектурную застройку Москвы, с тем чтобы этот пример можно было перенести и в Минск.

Перечисляя что необходимо построить в первую очередь — объекты социальной сферы, жилье, гостиницы, стадионы, театры — Пономаренко неожиданно для всех сказал, что в числе первоочередных в центре Минска необходимо построить и «музей-пантеон».

Не дожидаясь реакции на это предложение, Пономаренко продолжал: «Превратили город в кладбище, на любой площади похоронены генералы, офицеры, убитые за Минск. Есть люди, [которые] похоронены по лесам — Заслонов, Языков, Сильницкий. Построить легкое красивое здание и всех их там похоронить, можно перевезти Доватора. Нужно, чтобы в этом здании было все красиво». Первым пришел в себя будущий секретарь ЦК КПБ по идеологии Тимофей Горбунов, который и не поддержал, и не отверг идею Пантелеймона Кондратьевича: «Доватор в Кремле». Пономаренко мгновенно отреагировал: «Это другое дело. Янки Купалы урну перенесем. Вот это включить».

Музей-пантеон — это была не импровизация Пономаренко. Он рассказывал собравшимся, что во Всесоюзном управлении по делам архитектуры, в мастерской известного архитектора Мордвинова «для нас много проектов сделано и делается (…) здание музея-пантеона. Но я попросил их бригадой приехать сюда, и приехали — Мордвинов, Колли и другие. Очень серьезная комиссия. Они составили эскиз-идею восстановления центральной части Минска».

Закрывая заседание Пономаренко подытожил: комиссии в составе Бударина, Козлова, Эйдинава, Воинова, Ганенко, Бельского и Глебова подготовить в 5-дневный срок проект и через неделю вернуться к его окончательному обсуждению и принятию решения на бюро ЦК КП(б)Б.

Однако прервемся и вернемся в 1942-43 гг., чтобы понять, почему Пантелеймон Пономаренко, стопроцентный русский, начал заботиться о белорусах и предложил им создать ни много ни мало национальный музей-пантеон.

В августе 1942 г. Пономаренко — Начальник центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) и первый секретарь ЦК КП(б)Б — направил на имя И. Сталина докладную записку о создании двух белорусских армий, общей численностью 154 тыс. человек. Каждая армия должна была состоять из 6 стрелковых дивизий.

Пономаренко особо подчеркивал, что «полкам, входящим в дивизии, присваиваются названия, связанные с историческими традициями […]. Бригадам присваиваются фамилии верных сыновей белорусского народа — Героев Советского Союза и традиционных героев белорусского народа. Например, 1-я бригада имени Кастуся Калиновского». (Выделено мной. — АВ). В дивизии предусматривалось создание 3-х полков, численностью 10370 человек.

Так, в дивизию имени Калиновского входили Белостокский, Гродненский и Новогрудский полки. Каждая дивизия и полк должны были иметь свои отличия воинской формы — нагрудный знак, повязка, кант, цвет шапки. Кроме этого, у каждая дивизия должна была иметь свою строевую песню. В армии предусматривалось создание газеты «За свободную Беларусь» на белорусском и русском языках.

Пономаренко апеллировал к историческому прошлому белорусского народа: «Особенно должны быть продуманы мероприятия по воспитанию традиций в каждом полку, в связи с присвоенной ему фамилией. В Полоцком полку обязательно должно иметь место по освещению традиций белорусского народа в их совместной освободительной борьбе вместе с русским народом против иноземных захватчиков. На этих примерах должен воспитываться полк».

В том же 1943-м Петрусь Бровка написал свое известное стихотворение:

На Беларусі па вёсках ідуць пагалоскі 
з’явіўся Кастусь Каліноўскі…

В 1943-м имя Калиновского как одного из «народных вождей, руководителей восстаний в борьбе за свое достоинство, за свою честь и свободу» наряду с фамилиями Наливайко, Голоты, Кривошапки, Гаркуши и Ващилы упоминается в «Обращении воинов-белорусов к партизанам и партизанкам, ко всему белорусскому народу». Ряд партизанских бригад и отрядов в Белостокской, Барановичской, Минской областях стали носить имя Калиновского, появилась и партизанская бригада имени Калиновского, в литературе начали упоминать восстание и личность Калиновского как «народного вождя», «национального героя».

Однако проект Пономаренко о создании белорусских армий неизвестно по каким причинам не был осуществлен. Эта тема ждет и своего времени, и своего исследователя. Но здесь едва ли не главное то, что Пономаренко «видел» Калиновского в роли национального героя и, можно полагать, его место в «музее-пантеоне».

Остается только догадываться, что же произошло. Пономаренко являлся чрезвычайно опытным номенклатурщиком, «нутром» чуял настроения высшего звена. Может быть, кто-то из Кремля «посоветовал» ему не делать в Минске того, чего еще не было и даже не планировалось в Москве…

Сакраментальный вопрос: а должен ли быть в современной Беларуси музей-пантеон. Безусловно, должен. Каждая нация имеет своих героев и они не должны лежать по разным погостам и придорожным холмам нашего и других государств. Столица должна иметь свой музей-пантеон, где в выдающихся личностях белорусского народа воплотилась бы вся многовековая история нашей страны. Зайдите на Краковский Вавель — и вы увидите там всю историю Польши в именах, которыми гордится каждый поляк. Добавить здесь больше нечего.

Анатолий Великий 

(род. 1956) — ведущий научный сотрудник Национального архива, кандидат исторических наук, доцент. Исследует главным образом историю белорусско-польских взаимоотношений.