Из семьи Зои и Сергея Кононовичей, которые живут в Радошковичах, забрали 9 детей. Такое решение приняла комиссия по делам несовершеннолетних, после того как появилась информация о побоях и угрозе коллективного самоубийства.

Кононовичы, прихожане евангелистской церкви, будто бы избивали детей ремнем, приговаривали, что их наказывает Бог. Об этом рассказал старший из сыновей. Он также сообщил, что мама обещала уйти вместе с детьми к Богу — на Пасху или в Вербное воскресенье. И предупреждала, что к ним всем придет смерть.

Зоя Кононович.

Сегодня Кононовичи на контакт не идут. Дверь не отпирают ни они, ни бабушка (мать Сергея, она живет неподалеку). Телефоны также не снимают ни Сергей, ни Зоя. Поэтому о ситуации в семье приходится судить лишь со слов соседей и знакомых.

Соседям известно немного. Говорят: «Кононовичы очень закрытые. Отношений ни с кем не поддерживают. Живут, кажется, нормально, никому не мешают. Из квартиры часто слышно, как поют религиозные песни».

О детях соседи говорят, что те были ухоженные. Ничего чрезвычайного в их поведении никто не замечал. Да и никто не замечал. Еще в 2014 году Зоя Кононович получила Орден Матери. На тот момент у нее было 6 детей.

Правда, и внимания на Кононовичей особенно никто не обращал — соседи даже не знают, где и кем работает Сергей. Говорят, где-то на железной дороге, и всё.

Точно так же ничего не могут сказать и соседи Галины, матери Сергея. Они пожимают плечами и повторяют то же, что и соседи ее сына: «Верующая, очень закрытая….»

Но дети одной из соседок, Аллы, дружат с детьми Кононовичей. Женщина рассказала чуть подробнее о жизни семьи верующих.

Всего у них 9 детей. С красивыми, редкими именами: Злата, Суламита, Лучезара, Евангелина… Есть также Каролина, Елисей.

«Некоторые говорят, что у них денег было много, что они путешествовали… Это неправда. Особых проблем не было, но и богато не жили. Сергей хотел отремонтировать машину у моего мужа и все просил скидку, мол, дорого. В результате так и не отремонтировал — денег не хватило», — говорит Алла.

По словам Аллы, Кононовичы жили действительно очень закрыто.

«Зоя нигде не работала и ни с кем особо отношений не имела. Не было и подруг. Она вообще неконтактная. Встретишь — в глаза не смотрит, избегает разговоров. Но опять же, ничего особенного. Как-то она дала мне пригласительные на Рождество, в церкви был вечер, — вспоминает Алла. — А дети очень хорошие. Ухоженные. Закаленные, постоянно на улице. Эти дети первыми выходили во двор и последними уходили.

Игрушек у них почти совсем нет. Телевизора тоже в семье нет. Мобильников у детей нет. Ролики и велосипед они брали у моих детей, поскольку у Кононовичей только один велосипед: детский на трех колесах. После того как у Кононовичей родились двойняшки, я передавала им через их старшую дочь детские вещи. Взяли».

Дети очень и очень дисциплинированные, подчеркивает соседка.

«Они бывали у нас. Хорошие! Но зажатые, с трудом идут на разговор, застенчивые… Спрашиваешь, как дела — молчат. Я вообще удивлена, что кто-то из них пожаловался на родителей чужим людям, — говорит женщина. — Более открытая только Каролина, ей около 12 лет.

Она как-то сказала, что Зоя ждет двойню. Я удивилась, где же они будут спать в той квартире такой большой семьей? Каролина говорит: ничего, достанем два матраса из подвала. Спрашиваю, вы что на матрасах спите? Отвечает: да, у нас в одной комнате лежат все матрасы, там спим».

Квартира Кононовичей типовая двухкомнатная, около 60 кв.м. В ней и жили 11 человек.

«В соседнем доме живет Галина, мать Сергея. Часть детей нередко ночевала у нее, — говорит Алла. — Однажды мы с детьми вышли гулять, а во дворе все дети Кононовичей, кроме Златы. Спрашиваем, а где та. Дети говорят: сегодня очередь Златы мыть пол и убирать. А Злате — шесть с половиной лет».

Теперь по Радошковичам активно расходятся всевозможные слухи. Похоже, что в семье Кононовичей что-то действительно изменилось после рождения самого младшего ребенка в сентябре 2017 года.

Очень изменился муж. Похудел, выглядит очень плохо. Об этом говорят все соседи.

«Сергей потерял килограммов 20», — рассказал пастор местной церкви.

А перемены с детьми начали замечать и в церкви, и в школе.

«У Каролины изменилось поведение. Она в последнее время стала очень агрессивной. Однажды пришла вообще в слезах. Я спрашиваю, что такое? Она ответила: «Тебе без разницы», — рассказала «Нашей Ниве» Настя, одноклассница Каролины Кононович. — Бывало, ела в столовой настолько жадно, как будто совсем голодная… Классная была в курсе».

Елена Васильевна, классный руководитель Насти и Каролины, отказалась от комментариев.

Но удалось поговорить с Александром Власовым, пастором местной церкви, где бывали и Кононовичы.

«Они относятся к Красненской церкви, но заходили и к нам. Дети занимались в нашей воскресной школе. Проблем никогда не было. Но после рождения самого младшего что-то произошло. Их дети перестали посещать воскресную школу. Мы поинтересовались у Кононовичей, что случилось, нам не ответили. Но дети снова начали посещать школу, — говорит Власов. — Правда, иногда было видно, что дети приходят без настроения, грустные. Но о каких-то конкретных проблемах никто ничего не знал. Сами дети ничего не рассказывали тоже.

Зоя перестала вообще ходить в церковь: и к нам, и в Красненскую. Не знаю почему. Дома у них все нормально. Порядок, все хорошо. Но то, как они наказывали детей — это ненормально.

Я спрашивал, когда начались такие наказания, почему… Они не отвечают. Закрываются и от нашей церкви, и от Красненской. Что-то скрывают, а что — не знаю. Но началось все это именно после родов, с сентября. Даже если это у Зои послеродовая депрессия, то куда тогда смотрит муж?» — недоумевает пастор.

Сегодня Кононовичи в квартиру никого не пускают, подтверждает пастор.

«Но, как только появилась угроза, что детей заберут, они всех пускали. Месяца полтора назад приезжал пастор Красненской церкви. Ничего подозрительного не заметил. Приезжали к ним братья, тетка… Но тетка хотела переночевать — ей не позволили», — вспоминает Власов.

«После того, как забрали детей, мы из церкви приходили к Кононовичам, чтобы поддержать. Но те замыкаются. Ничего не говорят. Единственный ответ: у нас все хорошо. Даже сейчас, когда детей забрали, они отвечают только так: «У нас все хорошо»», — рассказал пастор.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?