Павел Северинец будет участвовать от христианских демократов в праймериз, где определится кандидат на предстоящие президентские выборы. Северинец рассказал «Наше Ниве» про свою программу, про семью и сына Франтишка, а также о действиях оппозиции в случае аннексии нашей страны Россией.

«Наша Нива»: Павел, минувший год прошел для тебя под знаком Куропат? Какие уроки ты вынес из этого противостояния?

Павел Северинец: Урок первый. Белорусы показали себя в Куропатах народом: абсолютное большинство не приемлет ресторан в Куропатах и ​​продолжает молчаливый бойкот «Бульбашъ-холу». Несмотря на вал публикаций (казалось бы, какая реклама!), скидки, бесплатный плов и замануху в виде попсовых «звезд», мы видим возле кабака лишь по несколько посетителей в день. Преимущественно это люди, которые едут сюда специально, с вызовом: «русский мир», сталинисты, циники, «хозяева жизни».

Урок второй. Небольшое число решительно настроенных защитников заставило всё общество определиться, а власть — публично занять позицию «нейтралитета», установить в урочище памятник жертвам репрессий 1930-40 гг., благоустроить дорожки, провести субботники. Этого не было бы, если бы не вахта. Организованные и идейные люди стоят за Беларусь — и меняют многое уже здесь и сейчас.

Урок третий. Режим ментально остается советским. Начальство отождествляет себя не с теми, кого расстреливали, а с теми, кто стрелял. Отсюда штрафы и «сутки» участникам пикетов, отсюда наказания за установку крестов, отсюда молчание про закрытые архивы КГБ.

Урок четвертый. База данных посетителей ресторана, которую мы по инициативе Дениса Ивашина стали вести после объявления общественного бойкота, дала нам срез людей и организаций, готовых включиться в гибридную войну против Беларуси. Многие не едут в этот кабак, опасаясь, что порядочные люди перестанут с ними здороваться.

Урок пятый. Сплочение представителей разных партий и движений, а также беспартийных людей доброй воли произойдет вокруг точек кипения — таких, как Куропаты, как протест против Брестского аккумуляторного, «тунеядского» декрета или уплотнения застройки в Минске.

«НН»: Куропаты открыли стране новых героев? А что делать с антигероями?

ПС: Герои Куропат — это защитники, которые восьмой месяц в жару, дождь, в морозы стоят в урочище, раздают буклеты, фиксируют принципиальных посетителей «русского мира» — и показывают Кремлю: если сунетесь — здесь есть люди, которые станут на защиту страны.

Герои — это Анна Шапутько и Дмитрий Дашкевич, Вячеслав Сивчик и Алесь Чахольский, Денис Урбанович и Дмитрий Казакевич, Ольга Николайчик и Леонид Кулаков, Алексей Турович и Нина Богинская, Майя Наумова и Максим Винярский, Валерий Рябцев и Винцук Петровский, Денис Ивашин и Елена Толстая, Игорь Щемелёв и Василь Бань, Наталья Саматыя и Наталья Горячко, Виталий Павлов и Арсений Дедок, Юрий Полейко и Сергей Аненков, Надежда Батура и Анатолий Наумович, Петр Рабушко и Базыль Гуща, Филипп Шавров и Наталья Ильинич, и многие, многие другие… Через куропатскую вахту за семь с половиной месяцев прошло более пятисот человек — а в масштабах Беларуси количество готовых защищать независимость, свои города и семьи измеряется, уверен, десятками тысяч.

Что делать с антигероями? Бог им судья. Люди, которые строят кабак, глумятся над памятью и запускают фейерверки рядом с местом массовых расстрелов, роют яму в ад прямо у себя под ногами.

«НН»: Что для тебя вообще такое Куропаты?

ПС: Куропаты — это место, где кровь десятков тысяч невинных жертв до сих пор взывает к небу. Станьте, закройте глаза — и в шуме куропатских сосен вы услышите гул. Сегодняшний режим, не открывает архивов — и мы даже не знаем имен расстрелянных. Сотни тысяч белорусов до сих пор не знают, как и где были убиты их предки. В духовном плане это огромная зияющая рана, и она не затянется без правды и покаяния. В Беларуси десятки и сотни таких ран, но Куропаты — наиболее впечатляющая.

Поэтому Куропаты со времен Зенона Пазняка — место, где рождаются все новые и новые волны движения белорусской общественности. Так было в 1988-89 с созданием Белорусского Народного Фронта, так было в 2001-02, когда молодофронтовцы вместе с «зубрами» и «свабодовцами» несли круглосуточную вахту, так было зимой 2017-го: вспыхнул протест в Куропатах, и эхом отозвались многотысячные протесты «нетунеядцев».

Куропатский крест — это система координат белорусской национальной идеи.

«НН»: Почему ты решил принять участие в праймериз, а в будущем, возможно, и в президентских выборах?

ПС: Знаешь, много езжу по Беларуси, за последний год более ста двадцати городов, местечек и деревень…

Сейчас для огромного числа белорусов альтернатива Лукашенко — не лидеры оппозиции, а Путин. «Лукашенко достал, придет Россия и наведет порядок», — вот что, насмотревшись телевизора, говорят люди. Противоречивые голоса десятка лидеров разрозненной оппозиции воспринимаются как побочный шум.

Поэтому сейчас нам, демократам, нужно провести честные, свободные, прозрачные и справедливые внутренние выборы — и определить единого лидера, способного стать голосом белорусского народа. На мой взгляд, это может быть и лидер протестов, и лидер бойкота, и лидер победной кампании в случае назревающего форс-мажора. Выборов нет, фальсификации тотальные. Но в случае внешнего или внутреннего давления, массовых возмущений или сюрпризов со здоровьем Лукашенко система может дать сбой — и надо быть готовыми вернуть народу власть, на которую Кремль уже разинул свою пасть.

Поэтому и решил. Приближается время решать.

«НН»: Беларусь подготовлена к президенту-христианину? Какой вообще потенциал у политики с христианской окраской?

ПС: Беларусь большую часть своей истории была страной, которой руководили политики-христиане. Изяслав, Всеслав, Альгерд, Витовт, Жигимонт Август (Сигизмунд Август), Сапеги, Радзивиллы, Острожские… Полоцкое княжество — это вечевая христианская демократия. Великое княжество Литовское в пору своего расцвета — шляхетская христианская демократия. Вообще, христианская демократия — это политический хребет белорусской нации.

Посмотри, коммунисты правили в Беларуси 70 лет, убили миллионы белорусов и построили сотни свинокомплексов. Православный атеист Лукашенко правил в Беларуси 25 лет, бросил за решетку тысячи лучших людей страны и построил полсотни ледовых дворцов. А христианские политики правили в Беларуси шестьсот лет, и это был золотой век государства. Христианские политики выиграли в крае первые выборы в российскую Государственную думу и представляли Беларусь в сейме Второй Речи Посполитой. Если бы не войны и советская власть — Беларусью бы и сегодня руководили христианские демократы.

Беда в том, что Лукашенко является отражением настроений значительной части общества, искалеченного безбожием и коммунизмом, лишенного веры, обманутого, растерянного. Но я верю, что за два десятилетия многие белорусы посмотрели в это зеркало и ужаснулись.

Подготовлена ли Беларусь к президенту-христианину?… Ты еще спрашиваешь? Да мы занимаем одно из первых мест в мире — в мире! — по уровню самоубийств, абортов, разводов, женщин в тюрьмах, употребления алкоголя… Страна просто-таки стонет в забытьи. Страна просит надежды! Беларуси как воздух нужны люди, которые верят в Бога и любят свою родину. Но не надо ждать героя, который придет и устроит рай на земле. Только если мы начнем с себя, со своих сердец, если возьмемся вместе — мы не допустим, чтобы здесь был ад.

А какой потенциал у политики с христианским оттенком в мире — давайте спросим у американцев про Джорджа Вашингтона и Рональда Рейгана или у немцев про Конрада Аденауэра, Гельмута Коля или Ангелу Меркель.

«НН»: Будет ли Беларусь оккупирована Россией?

ПС: Угроза велика. Но день, когда Москва решит силой превратить Беларусь в часть империи, станет началом конца империи. Если Кремль будет осуществлять захват по крымскому или донецкому сценарию — Россия развалится.

Со времен ВКЛ тайна жизни и смерти Российской империи пульсировала здесь: первый съезд РСДРП в Минске, царская ставка в Первой мировой войне в Могилеве и Беловежская пуща стали поворотами заложенного в Беларусь геополитического ключа.

Беларусь пожертвовала лучших своих гениев, чтобы преобразовать, изменить, просветить Россию. Симеон Полоцкий, Достоевский, Высоцкий, Новодворская, Макаревич, Алексиевич… Уже пятьсот лет Россия хочет поглотить партизанскую Беларусь, а она всё поперек горла. Они нас МиГами, а мы их книгами.

Мы молимся и делаем что можем, чтобы они сюда не полезли. Но надо быть готовыми защищать независимость — тогда империя треснет по швам.

«НН»: Что делать с Лукашенко, который теперь уже за независимость. Не верить?

ПС: Является ли Лукашенко гарантом белорусской независимости? Он уже 25 лет является гарантом своей личной власти. Если бы он стал за независимость, Дениса Урбановича и Олю Николайчик не арестовывали бы за акцию памяти Михаила Жизневского, а гродненцев не штрафовали бы за день памяти Кастуся Калиновского. Если бы Лукашенко стал за независимость, мы бы видели ликвидацию антиконституционных «союзов», дурацких декретов, контрактной системы и беспредела в судах, восстановление пенсионного стажа и закрытие вредных производств: люди не будут защищать государство, которое их душит.

Хочешь, чтобы белорусы тебя поддержали? Верни свободу, покайся, выпусти политических заключенных и несправедливо осужденных, подними бело-красно-белый флаг и проведи свободные выборы. Если Лукашенко этого не сделает — он сам подпишет себе приговор, и история будет к нему неумолима.

Раньше Северинец носил усы.

«НН»: Видится ли тебе, как можно выстраивать отношения с Россией после Лукашенко?

ПС: Так же, как выстраивали отношения с Россией Литва, Латвия и Эстония после коммунистов. Честно, спокойно, достойно и твердо.

Без фальши, лести, шахер-махеров, «нефти в обмен на поцелуи» и ночных призраков вроде Союзного государства. С позиций независимости. С готовностью, если что, дать отпор. С полной оплатой за газ, через цивилизованную границу — нормальные добрососедские отношения. Аккуратно, вежливо, но последовательно. Думаю, нам помогут в этом США, ЕС, особенно Литва и Вышеградские страны, и Украина.

Внеблоковый статус Беларуси и агрессия Кремля в Украине требуют от нас покинуть ОДКБ и стать переговорной площадкой для Запада и России. Принципиальный нейтралитет, транзитное положение и модернизация инфраструктуры наряду с развитием сферы IT сделают нас экономическим и логистическим центром Восточной Европы — таким, какими являются Бенилюкс или Швейцария для Европы Западной, и в неприкосновенности которого заинтересованы как Запад, так и Восток.

«НН»: Неоднозначную реакцию вызвало твое предложение пригласить командовать Вооруженными Силами воевавших за Украину белорусов. Мол, просто воевать это одно, а управлять армией — совсем другое.

ПС: Вспомни, что было в 2014-м в Крыму и на Донбассе. Сколько дипломированных полковников и генералов сдавали захватчикам базы и города, переходили на сторону врага? А кто стал за родину стеной и остановил диверсантов на пути к Киеву? Добровольческие батальоны.

Будут ли защищать Беларусь офицеры, которых учили в российских академиях, которые выпивают в палатках с вероятным противником на совместных учениях, которые завидуют российским силовикам и готовы продаться за их зарплаты, как тот печально известный милиционер из Пружан?

Думаю, в сегодняшней белорусской армии есть профессионалы, готовые защищать независимость — но на ключевых должностях мне видятся прежде всего люди с характером Костюшко, Ходкевича или Калиновского. Такие, у кого «Погоня» в сердце. Такие, у кого «есть» значит «есть», а «нет» значит «нет». Офицеры, которые принципиально не стали служить режиму, белорусские добровольцы, фигуранты «дела патриотов».

«НН»: Кого же в тебе сегодня больше: политика, писателя, верующего? Если бы нужно было охарактеризовать себя одним словом…

ПС: Верующего. Стержень какой бы то ни было личности — вера или безверие. Из ответа на вопрос о вере проистекают и выводы, и образ жизни. А политик или писатель — производное, то к чему было призвание в тот или иной момент. Все-таки «Брату», «Лісты з лесу», «Люблю Беларусь», «Глыбіня», «Беларусалім», «Каменнае сэрца» как ни крути — и то, и другое, и третье.

Очень тяжело, иногда до физической боли, совмещать веру, политику и творчество. Пытаюсь. Но у таких выдающихся белорусов, как Адам Станкевич, Зенон Пазняк, Василь Быков, Владимир Некляев, Дмитрий Дашкевич — получилось.

«НН»: Большие споры в фейсбуке вызвал последний съезд Молодого фронта. Многие писали, что им больно от того, во что превратился МФ. Мол, Урбанович без ошибок не в состоянии и слово написать. А какой спор был с Иваном Шило про мытьё полов! (Северинец попрекал Ивана Шило тем, что тот занялся клининговым бизнесом. Ред.) Павел, ты полов не моешь?

ПС: Пол, конечно, я мою, и речь вовсе не об этом, конечно. Речь о бывшем молодофронтовце, который проиграл выборы в Молодом фронте в 2013-м, и до сих пор обижен на МФ.

Ивана просто жаль. Замечательные родители подарили парню массу способностей, и он подавал большие надежды, а потом решил, что лучше тратить жизнь на алкоголь, наркоту, ночные клубы, лучше стебаться над бывшими друзьями и перейти на русский язык. Бесспорно, это его выбор.

Только это не мой выбор и не выборы Молодого Фронта. Молодой Фронт — значит белорусская форма и христианское содержание, оптимальная формула белорусского патриотизма. Так было и так будет. Сегодняшний лидер Молодого Фронта Денис Урбанович напоминает мне раннего Дашкевича (которого, помнишь, тоже упрекали в недостаточном уровне образования, а потом притихли) — необычайно сильный и целеустремленный парень.

«НН»: В прошлом году у тебя появился сын Франтишек. Ребенок каким-либо образом изменил Павла Северинца? Что для тебя значит быть отцом?

ПС: Отцовство — это прорыв в самоощущении. Только на каком-то там месяце жизни своего ребенка ты врубаешься, сколько же вытерпели и сколько сделали для тебя родители. Ты понимаешь, как выкладывается твоя жена. Отцовство — это служение, которое не легче политики и уличной борьбы. Многодетные родители — для меня они герои Беларуси. И одновременно это величайшее благословение и ни с чем не сравнимая радость.

«НН»: Что сегодня делает тебя счастливым?

ПС: Меня делает счастливым то, что я родился и живу в загадочной и светлой стране, за которую стоит бороться. Меня делают счастливыми мои замечательные родители, сестры и родственники. Меня делают счастливыми друзья, которых невероятно много. Меня делает счастливым, то, что я женился на лучшей в ​​мире девушке, и теперь у меня идеальная жена. Меня делают счастливым моё призвание, осуществленные идеи и книги.

И я знаю, что таким счастливым человека делает только Бог, который всё знает и очень нас, белорусов, любит.

Павел Северинец в милицейской машине и его жена у здания суда Центрального района.

***

Павел Северинец. Родился в 1976 году в Орше в семье журналиста и учительницы русского языка. Жил в Витебске. Окончил географический факультет БГУ (2000). Один из основателей Молодого Фронта и его первый сопредседатель. Организатор многочисленных акций против политики Лукашенко. В 1998 году провел два месяца в СИЗО за попытку срыва концерта к «дню единения народов Беларуси и России». Находясь в заключении, пришел к вере. В 2005 году приговорен к трем годам «химии» за акцию против референдума о продлении полномочий Лукашенко. Наказание отбывал в деревне Малое Ситно Полоцкого района. Один из учредителей Христианской демократии. Был руководителем избирательного штаба Виталия Рымашевского. После Площади-2010 осужден на три года ограничения свободы. Наказание отбывал в Куплине Пружанского района. Писатель, автор книг «Лісты з лесу», «Беларуская глыбіня», «Беларусалім» и др. Давний автор «НН».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?