В перерыве между тренировками мы поговорили с многократным чемпионом мира по кикбоксингу и тайскому боксу о планах на спорт и тренерство, про сильных женщин и про то, хотелось ли ему «навалять» кому-нибудь вне зала.

Виталий Гурков.

«НН»: Hurkou Boxing Club работает с осени. Всё ли пошло, как задумывалось?

Виталий Гурков: Надо понимать, что у меня не было подробного бизнес-плана. Я просто хотел открыть уютный зал в центре Минска, со своим характером и атмосферой. И это удалось: здесь я чувствую себя как дома. Надеюсь, то же чувствуют люди, которые остаются тренироваться у нас на постоянной основе.

Первоначально все планировалось скорее для души, чем как источник дохода: все же боксу я отдал полжизни. Ну и в каком-то смысле Hurkou Boxing Club — имиджевое место: я не знаю действующих белорусских спортсменов, которые бы открыли свой зал.

На сегодня в зале Виталия можно заниматься тай-бо (программа с элементами единоборств и аэробной нагрузкой), йогой, кикбоксингом, классическим боксом, ну и, конечно, муай-тай.

Группу по тай-бо ведет актриса Свободного театра Станислава Шаблинская.

«НН»: Вы вложили в клуб свои деньги. Окупается ли он с учетом того, что в центре очень высокая аренда? Насколько я знаю, около тысячи долларов в месяц.

ВГ: Наша страна довольно избалована чемпионами в боевых видах спорта, поэтому конкуренция в этих кругах существенная. Мой зал работает не на 100%, а где-то на 40%. Ради полной загрузки мне пришлось бы находиться здесь целыми днями: тренировать, заниматься административными вопросами. Однако пока я действующий спортсмен, мне надо много тренироваться. Например, недавно ездил преподавать на трехдневный семинар в Варшаву… И хотя здесь всегда есть люди, которые могут подхватить мои обязанности, но, если это мой зал, многие хотят тренироваться именно у Виталия Гуркова. Правда, когда посетители все же попадают в руки к другим тренерам, таким как Сергей Корнеев (призер чемпионата мира и Европы) или Александр Валентович, они с этими тренерами и остаются.

Каких-то суперстрессовых ситуаций, чтобы мы вышли в минус, пока не было. Посмотрим, что будет дальше. То, как всё развивается, меня почти устраивает.

Может, в будущем мы переселимся в более дешевое помещение, но с большей площадью, может, в перспективе разрастёмся в нечто большее: откроем фитнес-клуб или кафе «Гур-кава» — поживем-увидим. Но «Гурков-клуб» как бренд уже сложился.

«НН»: Первоначально было анонсировано, что детям у вас можно будет заниматься бесплатно. Вы мечтаете вырастить чемпиона?

ВГ: Мы еще только будем набирать группу: обзванивать родителей, которые оставляли заявки на совместные занятия с детьми. Постепенно сформируем и детские, и подростковые группы. Занятия для детей 7—14 лет будет вести Эдуард Михович: он ездит в Минск из родных Осиповичей, где также преподает в детских группах, вывозит их на соревнования.

Слухи о том, что тайский бокс станет олимпийским видом спорта, ходили, еще когда мне было 15 лет. Прошло уже 17 лет — и ничего не изменилось. Теперь уже говорят, что с 2024 года он, наконец, появится в программе. Я, скорее всего, до этого момента как спортсмен не дотяну, но, может быть, кого-то и подготовлю, воспитаю.

У нас подрастает очень сильная юниорская смена в сборной, через год-полтора из них могут получиться новые чемпионы на смену старшему поколению.

«НН»: То есть в ближайшее время вы планируете со своей карьерой завязывать?

ВГ: Да, есть идея не задерживаться в этом спорте более двух лет: выступить на чемпионате мира, Европы, может быть. Есть еще планы, однако боюсь их озвучивать, чтобы не сглазить: можно случайно получить травму и никуда вообще не поехать, как у меня было в прошлом году с чемпионатом мира. В течение двух месяцев ни один врач не мог сказать, что со мной случилось и как это лечить. Вот и недавно прямо на тренировке я травмировал ногу. Это такой вид спорта, что раз — и всё кончено. Такие моменты случались в моей карьере не раз, но раньше я был помоложе и было время, чтобы пройти реабилитацию и удовлетворить свои амбиции.

Правда, всё равно я в этом смысле какой-то сумасшедший. Ведь когда пошли слухи, что тайский бокс в 2024 году станет олимпийским видом спорта, я серьезно задумался: как было бы круто поставить точку именно там (хотя мне советовали поставить ее еще после победы на X Всемирных играх во Вроцлаве).

Здорово было бы найти ученого, который бы заморозил меня на условные три года, чтобы я за это время не сломал себе ногу, а потом выпустил бы на Олимпийские игры.

В ближайших планах у Виталия, например, вывести со спины большую татуировку — с нее начиналась вся остальная графика на теле.

Виталий и Мелитина Станюта. Виталий открыто признается: он счастлив, что рядом с ним сильная женщина.

«НН»: А ваши родители не достают вопросами о внуках?

ВГ: Они оба на пенсии. Отец всю жизнь трудился на опасной работе монтажника-верхолаза, а теперь ходит на лыжах и занимается хозяйством: когда свой дом, всегда есть чем заняться. Мать в прошлом закройщица, в сезон выращивает цветы — весь двор в них. Летом я помогал ей возить цветы на Комаровку, чтобы не пропадали. На рынке у мамы — и атмосфера, и разговоры, и подруги.

Вопросами о внуках доставали, может, лет пять назад, а теперь уже им надоело: родители поняли, что все идет своим чередом.

«НН»: В видеоролике Антона Исаева о вас вы утверждаете, что самое важное в жизни — бокс и творчество. А что теперь с творчеством?

ВГ: Конкретно в Brutto творческий перерыв. Такой период: занимаюсь собой, клубом, своим делом. Меня вполне устраивает, что мы делали, как это выглядело на сцене и какая там у меня была роль. Я вижу себя только в составе этого коллектива, не думаю, что однажды захочу, как в подростковом возрасте, сольное что-то создавать, стишки писать.

«НН»: Как вам новый проект Сергея Михалка Drezden?

ВГ: Мне очень нравится. Клипы крутые, а песня «Ронин» — вообще одна из моих любимых. Увидите, этот проект ожидает много интересного впереди: работа идет полным ходом.

«НН»: Для многих фанатов Сергея то, что он однажды отрекся от старого, «ляписного» репертуара, а потом вернулся с программой «Ляпис-98», было чем-то вроде предательства: его воспринимали как некоего лидера и героя, а тут снова — «циркач и уличный гаер»…

ВГ: Для меня и моего окружения это не так. Мне нравится, что человек, очень мощный художник, воспитавший на своем творчестве не одно поколение, не боится перемен, рисков, всё время идет вперед и развивается. Не вижу ничего аморального в том, чтобы каждый из нас получал результат от своей работы: пекарь зарабатывает на выпечке, врач — на своих знаниях, музыкант — на творчестве.

Сергей и сегодня вдохновляет людей своими песнями — и что же ему еще следует делать?

«НН»: Не было ли у вас желания навалять кому-нибудь однажды вне зала? Может быть, кому-нибудь из известных белорусских персон?

ВГ: Я люблю свою страну, свой город, это мой дом. Я пацифист и считаю, что всем однажды по заслугам наваляет жизнь. Уже и не помню, когда я последний раз на улице дрался. Видимо, в подростковом возрасте. Стараюсь все решать дипломатическим путем.

Если же назревает ситуация с применением силы, я сразу достаю из кармана ритуальную тайскую повязку монгкон, надеваю ее на голову и начинаю исполнять священный танец рам муай — и хулиган уходит сам, решив, что имеет дело с сумасшедшим.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера