Быть министром образования сегодня в Беларуси — проклятый труд. Белорусское образование в глубоком кризисе, а пул финансов для решения огромного количества проблем весьма невелик.

Но это не меняет того факта, что последние два с половиной года Министерством образования руководит личность не соответствующая. Приведу три главные причины, почему надо заменить нынешнего министра образования кем-то более достойным.

Карпенко содействовал дискредитации централизованного тестирования

Централизованное тестирование, по сути, было одним из важнейших достижений белорусской системы образования. Со всеми своими недостатками оно стало адекватным индикатором качества подготовки школьников и ликвидировало коррупцию при поступлении в университеты.

Но при министре Карпенко ЦТ превратилось в символ неадекватности.

Например, можно набрать 51 балл по физике или 34 балла по китайскому языку, просто указывая под линейку один и тот же вариант ответа, либо 44 балла по биологии, случайно выбирая ответы. Таких примеров много, и очевидно, что система оценки знаний поломана. Сделано это с очевидной целью — повысить оценки абитуриентов на ЦТ и таким образом скрыть кризис белорусской системы образования.

До сих пор Министерство образования и Республиканский институт контроля знаний, который и проводит ЦТ, не придумали ничего лучшего, чем сказать, что на самом деле во всем виноваты репетиторы, которые хотят запятнать имидж нашего образования.

Карпенко не решил проблем белорусской системы образования

Сложно навешивать все огрехи белорусского образования на министра, который в этой должности два с половиной года, поэтому важнее говорить об общей направленности: при Карпенко Беларусь двигалась в сторону решения проблем в образовании или же их усугубления? Скорее все же — в последнюю.

За время пребывания на посту Игорь Карпенко не предпринял ни единого шага, который бы толкнул белорусское образование вперед. Вместо этого Министерство образования разрушало гимназии; низкооплачиваемая работа педагогов до сих пор включает в себя «функции родителей, учителей, воспитателей, пожарного и милиционера» — и, соответственно, учителя из школ сбегают; новые учебники писались без публичного обсуждения даже среди специалистов; в БРСМ до сих пор записывают принудительно; белорусскоязычные учащиеся до сих пор дискриминируются. На уровне университетов все прежние проблемы остались, позиции наших университетов в международных рейтингах не растут, а Беларусь не показала прогресса в Болонском процессе. При этом качество белорусского образования по сравнению с другими странами региона расти не будет, как показывает экспертный опрос Центра новых идей.

По сути, ретроград Карпенко засунул белорусское образование в консервную банку — так, конечно, ему легче, но не белорусскому образованию.

А возможно, что Карпенко ничего никуда не засовывал. И может, ему эта уже закрытая консервная банка досталась от предшественника, а тому — от его предшественника. Но в любом случае меры, принятые Игорем Карпенко, чести ему не делают.

Карпенко перепутал Коммунистическую партию и Министерство образования

Третья причина, почему Беларуси нужен новый министр образования, в том, что нынешний превратил министерство в ответвление Коммунистической партии Беларуси, которую он ранее возглавлял. Например, недавно должность руководителя Главного информационно-аналитического центра Минобразования занял однопартиец Игоря Карпенко (а раньше этой работы лишился прогрессивный эдукатор Павел Лис).

Но сходство КПБ и Минобразования можно заметить не только в найме сотрудников, но и в публичной риторике. Сам Карпенко возглавлял оргкомитет по празднованию 100-летия комсомола, а пресс-служба Министерства образования утверждает, что в советские времена расстреляли так много интеллектуалов, потому что они написали огромное число доносов.

Пока Карпенко со своей командой занят «необразовательными» делами, они не противопоставили ничего новому закону о наборе на срочную службу, который станет большим препятствием при получении образования для многих молодых людей.

Апдейт: начальная версия этой статьи содержала информацию, что позиция Минобразования относительно нового закона о наборе в армию остается неизвестной. На практике же, как отметил в комментах Дмитрий Иванович, Министерство образования согласовало закон без правок.

Объективности ради надо отдать должное министру за несколько вещей, изменившихся в лучшую сторону за последние два с половиной года. В частности, Министерство образования стало в разы более открытым: реагирует на публичные выступления эдукаторов и учредило при себе общественно-консультативный совет. Это все же требует определенной смелости, но не меняет того факта, что Беларуси было бы куда лучше, если бы Министерством образования руководил кто-то более компетентный.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?