Закрытое пространство монастыря — подходящее место для утаивания информации. Тем не менее, уже больше недели из Свято-Елисаветинского монастыря на окраине Минска (район Новинок) приходят не самые радостные известия об эпидемической ситуации в обители.

Фото «Минск-Новости»

Много о ситуации в монастыре писали Александр Шрамко, православный священник, которого запретили в служении за критику патриарха Кирилла, а также богослов Наталья Василевич. Но, к сожалению, как нередко бывает в Беларуси, громкую огласку история приобрела после того, как об этом написали в России.

Чрезвычайно резонансный и эмоциональный пост в фейсбуке о ситуации в Свято-Елисаветинском монастыре опубликовала заместитель главного редактора «Русского репортера» Марина Ахмедова. Она утверждает, что утром 23 апреля ей позвонили послушницы обители.

И первое, что журналистка услышала от них: «Всё ложь». Имелось в виду официальное заявление Свято-Елисаветинского монастыря о том, что эпидемическая ситуация находится под контролем.

Читайте. Свято-Елисаветинский монастырь: Две монахини с коронавирусом, протоиерей в реанимации с пневмонией, но эпидемия — фейк

«Монахини начали рассказывать: мать Алексия лежит с положительной covid-пневомнией в реанимации. Отец Василий тоже в больнице. Из 130 сестер 100 больны. Больных отселили от пока здоровых из корпусов в гостиницу, но строго наказали — «Приедут медики, скажете, что вас отселили потому, что в корпусах идет ремонт», — пишет Ахмедова.

«Еду для больных оставляют в коридоре, они выходят за ней в масках. Но при этом монастырь работает, и паства в него идет толпой. К примеру, только на Пасху за ночь от одной ложечки причастилось 970 человек. Ложечка не обрабатывалась, и когда одна девушка из желавших причаститься расплакалась и попросила ложку обработать, ей ответили, пусть идет в другой храм и там причащается, а здесь только так», — продолжает российская журналистка.

Всенощная на Пасху в Свято-Елисаветинском монастыре. Скриншот видео на youtube.com

Действительно, кадры с пасхального богослужения в Свято-Елисаветинском монастыре убеждают — храм был заполнен верующими. Ни о какой социальной дистанции речи не шло.

Далее Ахмедова пишет, что в монастыре сложился настоящий культ личности протоирея Андрея Лемешонка, настоятеля храма.

«Надо не патриарха слушать, а надо отца Андрея, он — святой, и по его молитвам никто не заболеет. В проповедях он говорит, что благодать все дезинфицирует и исцеляет, и в храме нельзя заболеть, в храм можно больным прийти и исцелиться», — передает Ахмедова слова монахинь.

Почему информация просочилась именно через российскую журналистку? Существует версия, что монахини могли обратиться и в белорусские независимые издания, но тогда бы монастырь ответил, что это «оппозиция» и никакого эффекта не было бы.

Что известно об Андрее Лемешонке? Для более полного понимания ситуации в монастыре, следует сказать несколько слов и о нем.

Андрей Лемешонок родился в семье партийных деятелей времен БССР, семья жила в самом центре Минска. Лемешонок был представителем этакой золотой молодежи, прошел через увлечение хиппи. А в конце 1970-х — начале 1980-х стал сторожем в Кафедральном соборе в Минске.

Андрей Лемешонок. Фото minsknews.by

«Тогда мало людей приходило в церковь, особенно молодежи. Никакой литературы тоже не было, заходишь в церковь, а там какие-то бабки. Андрей тогда сразу подходил к человеку: «Интересно ли тебе? Давай расскажу, что здесь к чему». Он давал даже самиздат почитать. Хотя и не политический, но это все равно было рискованно. Там он привел в православие многих людей. Одни становились священниками, другие оставались при храмах», — рассказывает Александр Шрамко.

Говорят, было странно, что многие, кого Лемешонок привел в церковь, становились священниками, а он сам — нет. Решающую роль здесь сыграл отец Георгий Латушко из Петропавловского собора, уговоривший Лемешонка принять сан. Тем не менее Лемешонок не ограничился ролью обычного священника, а стал одним из лидеров православного сообщества.

Он проводил службы, а после них вел беседы у иконы «Неупиваемая чаша». А кто в основном собирался на эти службы? Женщины, у которых были пьющие мужья и сыновья, и потому несчастные в личной жизни.

Люди рассказывают, что на исповедь к Лемешонку выстраивались очереди. Люди ждали до глубокой ночи, чтобы исповедоваться именно отцу Андрею. Ко всем он находил подход, мог подбодрить, найти нужное слово.

Из этих служб и встреч зародилось православное сестричество, которое позже трансформировалось в Свято-Елисаветинский монастырь.

Лемешонок нашел сначала поддержку у врачей психиатрической больницы в Новинках. Часто, чтобы запустить строительство церкви или монастыря священники ищут богатых спонсоров. Лемешонок не ограничился этим, он еще и расставил по всему Минску женщин, которые собирали деньги на строительство. Читатели наверняка видели их у станций метро или в магазинах.

По мере строительства монастыря у отца Андрея Лемешонка проявилась сильная бизнес-жилка. На сегодня Свято-Елисаветинский монастырь — едва ли не самый прибыльный православный проект на просторах не только Беларуси, но и всего СНГ. Они занимаются организацией православных выставок, продажей православной атрибутики, изданием духовной литературы. Причем изделия Свято-Елизаветинского монастыря хорошо известны православным верующим и за пределами Беларуси. В монастыре работает несколько тысяч человек. Занимаются они уже давно не только производством религиозной продукции, но и всем прочим, что приносит деньги — от меда до разведения лошадей.

У Андрея Лемешонка много влиятельных друзей и знакомых. Он придерживается «русскомировских» взглядов, хотя активно их не афиширует, как это делает его сын Дмитрий, который ходит по монастырскому подворью в майках с надписями «ДНР» и «Россия». Ранее Дмитрий исповедовал и нацистские взгляды, но теперь, говорит, от них отказался. Устраивались в монастыре и мероприятия «русского мира».

Дмитрий Лемешонок в майке «ДНР» с монахиней Свято-Елисаветинского монастыря

Читайте: Кто он, Дмитрий Лемешенок? Человек в майке «ДНР», близкий к женскому монастырю в Новинках

И хотя отмечают, что Андрей Лемешонок — весьма образованный человек, в последнее время он избрал себе роль блаженного старца. Говорят, что это образ он перенял от отца Николая из российского Острова-Залита, которого Лемешонок часто навещал, беседовал с ним.

После публикаций в СМИ и социальных сетях монастырь был вынужден реагировать на информацию о многочисленных заболевших. В заявлении монастыря говорится, что эпидемия —фейк, но признают, что несколько послушниц действительно заболели коронавирусом и что священники госпитализированы в больницу. У самого Лемешонка, говорят, никаких симптомов заболевания нет.

Связаться с Андреем Лемешонком невозможно, его контакты найти сложнее, чем дозвониться митрополиту Павлу.

«Наша Нива» обратилась за комментарием относительно ситуации в монастыре к пресс-секретарю БПЦ Сергию Лепину. «Мы ждем результатов проверки, проводимой в этом монастыре санитарно-эпидемиологическими службами. И на основании результатов этой проверки мы сделаем свои выводы».

Относительно поста Ахмедовой отец Сергий Лепин сказал: «Это сильно обеспокоило нас, но это не единственные сведения, поступающие из этого монастыря». Существуют и диаметрально противоположные точки зрения на эту проблему. Надо разбираться, и мы будем это делать. Уже в ближайшее время вы узнаете о результатах проверки. Сами монахини подтвердили, что коронавирус выявлен у отдельных послушниц, но цифры я назвать не могу», — отмечает Сергий Лепин.

Читай также: Как одна из баптистских церквей стала очагом коронавируса в Минске

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?