На днях в интернет попала аудиозапись разговора милиционера с учениками брестской школы №20. На аудио правоохранитель матерится через слово, говорит, что протестующих «мало п***ли» (били — «НН»), занимается геополитическим просвещением школьников, рассказывая, как «Грузия отсасывает у Европы и Турции». Ну и без Украины не обошлось.

«Можете на меня хоть жаловаться родителям, хоть в интернете написать. Мне пох***, б**, я родину защищаю», — говорит детям милиционер.

Вот полная версия аудио:

«Наша Нива» разыскала одного из учеников — Артема, и поговорила с самим парнем и с его отцом.

Артем рассказывает, что разговор состоялся примерно две недели назад. Милиционер пришел в школу, парней из нескольких классов забрали с занятий на профилактическую беседу.

«Привели в кабинет, там было человек 30, может. Я так понял, что другие, может приходили по собственному желанию, но меня целенаправленно забрали на эту встречу. Причиной, наверное, стало то, что меня задерживали в августе», — говорит Артем.

По словам парня, 11 или 12 августа его на улице Советской задержал ОМОН.

«Сын пошел в город, вскоре начались протесты. Сын шел через перекрытую улицу, спросил разрешения пройти. Цепь силовиков его пропустила, но через квартал омоновцы его задержали. Отвели в автозак, затем отвезли в отделение, потом я как-то его чудом забрал из РОВД, — говорит отец Валентин. — Причем, когда я его забирал, мне дали бумагу на подпись, что я забираю несовершеннолетнего сына и претензий к действиям милиции не имею. В приказном тоне: пиши! Я подписал, потому что иначе бы не отдали сына.

Протокол на Артема не составляли. Его немного побили, но не так сильно, как людей в Минске на Окрестина».

После этого, говорит отец, в семью приходили учительницы и завуч из школы — причем отец предупреждал, что его не будет дома.

«У меня была командировка, я говорил, что не смогу встретиться. Но школа отвечала, мол, отменяйте вашу командировку! Я не мог, сказал им об этом. И в итоге пришли, когда мой несовершеннолетний сын был дома один», — говорит Валентин.

Артем рассказывает, что действительно в сентябре к нему пришла классная руководительница и еще двое человек из администрации школы. Классная зашла на минутку на кухню, после на входе в квартиру провели профилактическую беседу.

Ну и последующий профилактический разговор был в школе с милиционером — тот же.

«Милиционер рассказывал, что не надо нарушать закон, распивать спиртные напитки, всякое такое. А один парень, девятиклассник, начал спрашивать о раненых во время протестов, — говорит Артем. — Милиционер ответил на повышенных тонах, что будет разговор после встречи. И после отвел того парня и меня в другой кабинет. Я вопросов не задавал, не знаю, почему он повел меня тоже. Возможно, знал, что меня задерживали.

У нас забрали телефоны: милиционер приказал отдать их учительнице. Мы отдали. После мы втроем зашли в кабинет. Там милиционер говорил то, что на записи.

Он кричал, было страшно, я не знал, чем это все закончится. Одноклассники потом говорили, что даже в коридоре слышали его крики».

По словам школьника, разговор с ним проводил начальник инспекции по делам несовершеннолетних ОВД администрации Ленинского района Бреста Александр Наумовец. «Наша Нива» связалась с ним, чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию. Но Наумовец услышал, что его беспокоят журналисты и сразу бросил трубку.

«Когда я послушал запись, то был в шоке. Сколько там нецензурной лексики вылилось на детей — это жесть какая-то, — говорит отец школьника. — Во-первых, я в бешенстве от того, что учителя оставили учеников наедине с тем человеком, милиционером я его не могу назвать после такого разговора с подростками. Во-вторых, я когда-то сам работал в органах, был кинологом. И в мое время за любое кривое слово милиционера бы затаскали бы по прокуратурам. А тут просто одни маты в разговоре со школьниками! Я не понимаю, как так происходит и какое право милиция имеет так говорить с подростками?

Я пока никуда не жаловался, но я этот случай просто так не оставлю. Вопросов много и к милиции, и к школе. Буду разбираться с ситуацией в том числе через отдел образования».

Директор школы №20 Ирина Никифоровец отказалась от комментариев.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?