Петрухин и Кабанов — известные блогеры и активисты. Они обращали внимание на местные проблемы, публиковали ролики на Ютубе, пытались баллотироваться в депутаты. Обоих задержали еще летом.

Кабанов исчез 15 июня, когда пошел по вызову в поликлинику для контроля по отбытию карантина. Блогер получил 15 суток, исчез из изолятора и наконец нашелся в Минске на Володарке.

Сергея Петрухина задержали 16 июня в деревне под Пуховичами, после чего также доставили в минское СИЗО. 

С тех пор блогеров удерживали на Володарке. Правозащитники признали Петрухина и Кабанова политзаключенными.

Блогерам предъявили обвинение по ч. 1 ст. ст. 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок). Также их обвиняют в оскорблении представителя власти, а Сергея Петрухина еще и в оскорблении судьи.

Блогерам грозит до 3 лет колонии. 

Несмотря на то, что суд проходит в Могилеве, люди пришли поддержать блогеров. Из Минска приехали бывший и теперешний лидеры ОГП Анатолий Лебедько и Николай Козлов. 

Но вот так сюрприз! Открытое заседание оказалось по факту закрытым. Прямо на лестнице встали двое милиционеров, которые объявили людям, что в зал суда их не пустят.

«Там достаточное количество народу, зал заполнен», — сообщили милиционеры. 

В итоге, корреспонденту «Нашей Нивы» удалось-таки попасть на процесс. Никого из местной независимой прессы или друзей блогеров не пустили.

Маленький зал суда заполнили студентами, которых рассадили через одного. Петрухин и Кабанов в клетке, возле нее 4 (!) милиционера в бронежилетах. И это притом что заседание проходит в полуподвальном этаже. Еще несколько милиционеров дежурят снаружи у дверей, а выходы на лестницу заперты на замки!

Петрухин в бодром настроении, говорит студентам:

«Вы смотрите, детки, смотрите. Вам еще в этой системе придется работать — но надеюсь, что и нет» 

После этого он рассуждает вслух: «Да, нам дадут три года… Но в колонии лучше, чем в тюрьме».

Кабанов спокоен, но слушая размышления своего друга, улыбается.

Сергея Петрухина защищает адвокат Ирина Точкар, Александра Кабанова — адвокат Галина Озолина.

В начале процесса Сергей Петрухин заявил отвод и судье Ольге Кравченко, и гособвинителю. Конечно, эти ходатайства не удовлетворили. Впоследствии отводы заявил и Александр Кабанов. 

«Есть народная мудрость: совесть — лучший контролер. Вы — и обвинитель, и судья — продлили мне срок содержания под стражей, — произнес Кабанов. — У кого-то чувство самосохранения одержало победу над совестью. Я и Петрухин — невиновны, но вместо того, чтобы разобраться, вы нам продлили срок под стражей. Значит, либо на вас идет давление, либо вы некомпетентны. А таким людям я не могу доверить рассмотрение моего дела.

Да и посмотрите, как проходит процесс: не пустили прессу, не пустили близких, которые специально ехали сюда, а нагнали студентов и устроили цирк».

Также он добавил:

«Прокуратура не возбудила дело после фальсификаций на выборах, за 20 лет так и не нашли убийц Захаренко. Соответственно, следственные органы и прокуратура — профнепригодны. Соответственно, я заявляю отвод гособвинителю в связи с профнепригодностью». 

Судья удалилась для принятия решения. Во время перерыва Петрухин предложил студентам: «Хотите, расскажу о тюрьме, чтобы не боялись?»

Но молодежь почему-то не откликнулась на предложение.

Ожидаемо, что ходатайство Кабанова также не удовлетворили.

Затем судья занялась рассмотрением ходатайств, предварительно поступивших в суд по почте.

Сергей Петрухин 24 января просил предоставить документы, подтверждающие полномочия суда.

«Мне нужно убедиться, что меня судит законно созданный суд. Кем и когда создан суд Октябрьского района Могилева? Какой-либо декрет или постановление, кем и когда создан суд, вот что я прошу предоставить», — пояснил на процессе Петрухин. 

Кабанов поддержал ходатайство, прокурор — нет. Судья Кравченко ходатайство не удовлетворила: «Это не касается обстоятельств рассматриваемого дела».

В следующем ходатайстве Петрухин просил дать правовую оценку своему задержанию. Судья, сначала не озвучив полностью ходатайство, спросила, поддерживает ли его сам обвиняемый.

«Дочитайте, там все написано. Вы не понимаете белорусский или у меня плохой почерк?» — сказал блогер.

Прокурор попросила сделать Петрухину замечание, судья Кравченко это замечание вынесла.

И последнее ходатайство Петрухина, присланное по почте: об изменении меры пресечения на подписку о невыезде или домашний арест.

Петрухин также попросил, чтобы и это его ходатайство зачитали полностью:

«Потому что в нем подробно расписано о следствии, о том, как за решеткой давили на меня, не давая писем. Поймите — меня судят за то, что я говорю. Ведь я говорил: не бойтесь, давайте выбирать себе нового президента. А никакой другой опасности, опасных действий я из себя не представляю. У меня маленький сын, которого я воспитываю в любви к истории и родному языку, и сбегать я никуда не собираюсь. Хотя бы потому, что меня повсюду знают».

Но оба ходатайства блогера судья Кравченко не удовлетворила.

Петрухин не остановился и заявил еще одно ходатайство.

«Суд Октябрьского района Могилева подчиняется Могилевскому областному суду.

Но Могилевский областной суд не имеет даты регистрации как юрлица и не имеет сведений о регистрирующем органе, то есть не может выполнять юридическую деятельность, — сказал Сергей. — Этот суд существует, но должным образом он не создан — согласно законодательству, он не может осуществлять свою деятельность».

Свое ходатайство Петрухин попросил приобщить к делу. Также он попросил предоставить ему документы с юридическими обоснованиями деятельности суда Октябрьского района.

«Я же хочу, чтобы все было по закону в нашей стране, в нашей любимой Беларуси», — сказал он.

Решение судьи никого не удивило: ходатайство блогера к делу приобщат, но никаких сведений предоставлять никто не будет. 

Но и это было не всё.

«Производство по делу ведется на белорусском или русском языке. Я прошу рассматривать мое дело на моем родном белорусском и, подчеркиваю, государственном языке!» — заявил следующее ходатайство Петрухин.

Прокурор выступила против: мол, и в школе обвиняемый изучал русский, и в университете отучился один курс на учителя русского языка. Кроме того, вел соцсети, снимал ролики и во время следствия говорил на русском языке. Значит, русским владеет в полной мере.

Ходатайство, конечно, не удовлетворили. 

«Дзякуй. Расія ў Магілёве ўжо», — сказал Петрухин, за что получил еще одно замечание от судьи.

«Суд делает вам официальное предупреждение, комментарии свои высказывать не надо. Повторное нарушение порядка заседание — и вы будете удалены», — сообщила ему судья Кравченко.

После этого неугомонный Петрухин заявил еще одно ходатайство: попросил предъявить ему служебное удостоверение судьи.

Ответ судьи ожидаемый: ходатайство к делу приобщили, но не удовлетворили.

«Хочу сделать заявление. Происходящее нарушает мои законные интересы. Прошу, чтобы люди, сидящие в зале и не имеющие никакого отношения ко мне или Кабанову, вышли и уступили места нашим близким и прессе. Или найдите большой зал, или можно даже клуб или ДК. 

Если вы откажетесь — я просто буду молчать и ничего не говорить, протестуя таким образом», — сказал Петрухин. 

Александр Кабанов поддержал ходатайство и добавил: «Объявлен год народного единства, а над нами и нашими родственниками продолжаются издевательства. Если это не остановится, я не буду плясать под вашу дудку. Удаляйте меня из зала и хоть расстреливайте — я здесь стоять не буду».

Прокурор заявила, что все законно, мол, люди в зале ничего не нарушают, все остальное связано с эпидемиологической обстановкой.

«Вы профнепригодный человек, вам не места в прокуратуре». 

Прокурор снова попросила сделать замечание Петрухину. Судья сделала, и ходатайство его отклонила.

Тогда слово взял Кабанов: «Проводите заседание без нас. Соберите лучше тройку. А мы просим конвой увести нас в камеру — будет социальное дистанцирование».

Судья Кравченко отказала в удовлетворении ходатайства.

«Зачем вы нас провоцируете? Хотите, чтобы мы начали нарушать порядок и вы нас удалили?» — спросил Кабанов.

Удалить его из зала суда попросил и Петрухин. Ответ: ходатайство не удовлетворено.

«Садитесь», — сказала судья

Кабанов и Петрухин продолжили стоять.

«Пусть нас судит тройка», — сказал Петрухин.

«Займите свои места!» — сказала судья.

«Удалите нас из зала суда!» — ответили обвиняемые.

«Или давайте сделаем перерыв, мы посоветуемся с адвокатами», — предложил Петрухин.

Судья после этого удалила Петрухина.

«Ребята, подписывайтесь на «Народный репортер!» — крикнул он студентам на прощание. 

А судье сказал: «Дай вам бог здоровьечка. Не забудем»

«Еще ходатайства?» — спросила судья Кравченко.

«Удалите меня, — сказал Кабанов. — Дело политически мотивировано, вы не имеете права держать нас под арестом и судить. Прошу еще раз: удалите меня отсюда. Не имеет никакого значения, здесь я или нет. Зачем мне здесь находиться? Приехали родственники — их сюда не пустили, журналисты приехали — их не пустили, а нагнали детей. Что вы им показываете? Браво! Удалите меня с этого концерта!»

Прокурор наконец поддержала это ходатайство — но судья отказала. Кабанова оставили в зале суда.

«Еще ходатайства?»

«Прошу удалить меня из зала суда! — повторил Кабанов. — Буду заявлять, пока меня не удалят»»

Суд постановил удалить Кабанова. Но не как удовлетворение ходатайства, а удалить за нарушение порядка судебного заседания.

Александру Кабанову надели наручники и вывели его из зала суда.

«До свидания», — сказал он перед уходом.

На этом всё закончилось. Продолжение — в 9.30 16 февраля.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?