Юля Кашеверова. Фото «Витебской Весны».

Юлия Кашеверова признала вину частично. Она не отрицала, что после того, как ей не дали оказать помощь пострадавшему, не сдержалась и нанесла три удара по задней двери милицейского микроавтобуса. Но заверила, что по правым боковым ударов не наносила, маску и кепку с сотрудника МВД не срывала.

Прокуратура потребовала 6 лет

Прокурор Лобацкий 19 февраля убеждал, что совершенное преступление связано с активным неповиновением сотрудникам МВД при исполнении ими служебных обязанностей. Просил признать Юлию Кашеверову виновной в совершении преступления по ч. 2 ст. 339 УК и применить в отношении нее изоляцию от общества.

Настаивал считать ее действия умышленными, грубо нарушавшими общественный порядок, выражавшими явное неуважение к обществу и сопровождавшимися повреждением чужого имущества.

Просил назначить Кашеверовой наказание в виде заключения сроком на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Адвокат просит оправдать Кашеверову

Защитник Кашеверовой обратила внимание суда на противоречивые свидетельства командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича, с которого Кашеверова якобы сорвала маску и кепку. Он заявил, что не видел момента, когда ее срывали. Адвокат настаивала, что противоречивые показания Альхимовича не могут быть признаны достоверными и, соответственно, не могут лечь в основу обвинения.

Адвокат напомнила, что изначально при предъявлении обвинения Кашеверову не обвиняли в срыве маски, кепки и в повреждении боковых дверей микроавтобуса. А действия квалифицировались по ч. 1 ст. 339 УК (хулиганство). Юлия Кашеверова неоднократно уверяла, что кепку она подняла с земли и передала другой девушке. Момент передачи зафиксирован на видео.

Опрошенные на судебном заседании свидетели показали, что повреждение боковых дверей могло произойти в результате удара о нее гражданина, которого тогда задерживали. Никто из опрошенных не засвидетельствовал, что повреждения могли быть сделаны Кашеверовой.

Еще 2 октября в Октябрьском РОВД Кашеверова не отказывалась от того, что нанесла три удара по задней части автомобиля. Признание было сделано еще до возбуждения уголовного дела, что свидетельствует о правдивости подзащитной, а по ч. 1 ст. 169 УПК может расцениваться как явка с повинной.

Исходя из этого, адвокат просила оправдать свою подзащитную из-за отсутствия в ее действиях состава преступления по ч. 2 ст. 339 УК.

Кашеверова: «Не лишайте меня свободы!»

В последнем слове Юлия напомнила, что с самого детства родители учили ее доброте, взаимопомощи, заботе о людях. Именно поэтому она и выбрала профессию медсестры. Будущих медиков учили помогать пострадавшим людям независимо от их статуса и от того, где случилась беда.

«4 октября в толпе я увидела человека, который лежал лицом вниз. Первое, что пришло в голову, — это узнать, что случилось, не потерял ли он сознание, и помочь. В этот момент я вспомнила маму, за жизнь которой боролась вся семья», — объясняла Юлия.

Девушка несколько раз пыталась подойти к человеку, но потом милиционеры применили газ. На земле уже никого не было — парень пропал.

«Мне стало обидно за себя, потому что не сумела помочь. Да, я признаю свою вину: я ударила по машине три раза. Я совершила правонарушение, но не судите меня строго. Не лишайте меня свободы!» — окончила Юлия Кашеверова.

Приговор будет вынесен 22 февраля.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?