О чем речь?

Беларусь стала добывать нефть еще в 1965 году. Основное место добычи — Припятский прогиб. С тех пор уже добыто более 138 миллионов тонн нефти. В лучшие годы максимальная добыча составляла 7,96 миллиона тонн в год, но потом упала.

Так, с 1997 года Беларусь добывает 1,6—1,7 миллиона тонн в год. Основное предприятие — «Речицанефть».

Как отметил Александр Ляхов в эфире канала «Беларусь 1», только за 8 месяцев текущего года «Белоруснефть» добыла миллион тонн нефти и планирует выйти на показатель в 1,7 миллиона.

Что обсуждали на совещании?

Главный вопрос, который обсуждался на совещании — это увеличение добычи отечественной нефти.

«Меня очень интересует и волнует проблема Припятского прогиба. Нутром чую, что там у нас нефть есть, которую мы еще не видим, — сказал Лукашенко. — Вы изучали эту проблему. Если вы что-то предложите, я готов в этом непосредственно участвовать. Но так, чтобы мы нарастили добычу нефти при нашей с вами жизни хотя бы до 3—3,5 млн т. Это решение проблемы для страны. Мы забудем о всякой зависимости».

«Я до сих пор считаю, что это печальный момент, когда после открытия перспективных месторождений в Беларуси мы в свое время (до нас с вами еще) добывали более 8 млн тонн нефти, — отметил он. — Мы выкачали свою нефть, потому что ошибочно считали, что у нас море нефти в Беларуси. Может, у нас что-то там и есть, какое-то море, которое мы с вами еще не нашли. Это главная тема сегодняшнего разговора. Но если бы нам сегодня 8—9 млн тонн нефти, мы бы жили лучше, чем самые богатые страны нашей планеты. Но, к сожалению, такого нет».

Какие запасы нефти у нас есть?

Министр природы Андрей Худык в прошлом году заявлял, что в Беларуси открыто 87 месторождений нефти. Из них разрабатывается 60.

«К сожалению, запасы нефти за 45 лет сократились со 160 млн тонн до чуть более 51 млн тонн, то есть более, чем в три раза. При сегодняшнем уровне добычи нефти мы обеспечены собственным сырьем еще на 30 лет, — отметил он. — Такой ценный сейчас для нашей экономики ресурс требует достаточно больших финансовых вложений в его поиск и разведку».

При этом даже сам «Белнефтехим» отмечает, что белорусские месторождения нефти труднодоступны.

«Такой ценный сейчас для нашей экономики ресурс требует достаточно больших финансовых вложений в его поиск и разведку», — добавлял и министр природы Андрей Худык.

Сколько нефти нужно Беларуси?

Для внутреннего потребления — около 5 миллионов тонн в год. При этом сейчас белорусские нефтеперерабатывающие заводы готовы переработать 8—9 миллионов тонн, а потом потенциально эта цифра может возрасти до 12—18 миллионов тонн.

Сможет ли страна нарастить добычу?

«Безусловно, собственная нефть — это всегда хорошо, это сырье, это возможность не зависеть от импортера, — отмечает экономический обозреватель Татьяна Манёнок. — Тем не менее, надо напомнить, что Беларусь пока что покупает нефть довольно дешево, так как налоговый маневр в Российской Федерации не завершился. Разница между пошлинами на нефть и нефтепродукты дает возможность Беларуси зарабатывать».

По словам Манёнок, наша страна во время всей своей независимой истории зарабатывала на дешевой российской нефти. Особенно в годы хорошей конъюнктуры рынка.

«Что касается своей нефти, то «Белоруснефть» стремится и использует все возможности, чтобы увеличить добычу. Но ведь этот прирост — 20-30 тысяч тонн в год. Мы видим, что добыча подрастает не такими темпами, как кому-то мечтается, — отмечает эксперт. — Пока сложно говорить, что белорусы могут как-то значительно повысить объемы собственной нефти».

Татьяна Манёнок отмечает, что в увеличении объемов могут помочь российские месторождения, которые сейчас активно разрабатывает белорусская компания «Янгпур», недавно купившая «Пурнефть».

«Предполагается где-то к 2025—2026 году увеличить добычу до 1,7 миллиона тонн в год. Примерно столько сегодня добывает и «Белоруснефть» на территории Беларуси», — говорит Манёнок.

То есть с помощью добычи в России вполне вероятно выйти на 3—3,5 миллиона тонн в год. Но добыть и переработать нефть мало, нужно ее еще продать. И тут возникает вопрос с санкциями.

«Как они будут работать, как будет дальше, как это отразится на экономике, мы не знаем. Многие украинские партнеры уже обеспокоены, как будут происходить расчеты с Беларусью, — говорит Маненок. — Тем не менее по косвенным данным можно сделать вывод о том, что уменьшились объемы переработки. Последние месяцы уменьшаются. И если Беларусь будет искать пути обхода санкций, в любом случае это новые расходы».

Что было бы, если бы Беларусь добывала 8—9 миллионов тонн нефти? Спасло бы это нас?

«Вряд ли, конечно, — считает академический директор Исследовательского центра BEROC Катерина Борнукова. — 9 млн тонн нефти это 66 миллионов баррелей. Если предположить, что цена нефти $70 за баррель, было бы дополнительных $4,6 миллиарда в год или плюс 7% ВВП. Действительно, кажется что это способно решить все наши проблемы (и это правда так — в краткосрочном периоде), но нужно понимать, что это не источник постоянного роста.

ВВП бы вырос один раз на 7% за счет добычи, и дальше просто оставался бы на этом повышенном уровне. При этом, конечно, отставание Беларуси даже от некоторых соседей составляет гораздо больше, чем 7%. В Польше, например, ВВП на душу по паритету покупательной способности выше на 60%».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?