Правда ли, что Лукашенко был самым популярным в Украине зарубежным политиком?

«Социологи показывают, что на сегодняшний день 36% украинцев хотели бы видеть вас, Александр Григорьевич, своим президентом в Украине. Это же не просто так. Это социология, это наука», — заявил 20 апреля на встрече с Александром Лукашенко в Минске депутат Верховной Рады Евгений Шевченко.

Сам Лукашенко пошел еще дальше. «Вы дошутитесь до того, что я рискну и переступлю границу [с Украиной] без оружия. И у меня будет не 40% [поддержки] украинцев, а минимум 90%. И мы Украину вернем… Не для того, чтобы захватить, а чтобы сделать Украину украинской», — заявил Лукашенко 9 августа во время своего «Большого разговора».

Белорусская государственная пропаганда регулярно называла Лукашенко самым популярным в Украине зарубежным политиком, ссылаясь при этом на опросы украинских социологических групп.

«В Украине лучшим мировым лидером считают Лукашенко», — писала 19 февраля 2019 года лукашенковская «Советская Белоруссия», ссылаясь на данные социологического опроса аналитического центра «Ново Європа». В чем тут каверза? 

Дело в том, что такой социологический опрос и правда был, но вопрос там звучал так: «С кого будущий президент Украины должен брать пример, наследовать стиль принятия решений и политического поведения?» Это сильно отличалось от вопроса «Кого вы считаете лучшим мировым лидером?».

Украинцам могли нравиться некоторые черты Лукашенко как государственного деятеля, которых не хватало украинским политикам, но это вовсе не означает, что украинцы считают Лукашенко «лучшим мировым лидером». Белорусские государственные СМИ слишком свободно интерпретировали результаты таких опросов и в других ситуациях.

«Украинцы назвали Лукашенко образцовым президентом», «Лукашенко победил европейских политиков в украинском соцопросе», «Лукашенко из всех зарубежных лидеров сегодня наиболее авторитетный политик для украинцев»… СМИ выдавали щедрые заголовки, хотя в социологических исследованиях вопросы касались конкретных и очень узких тем и атрибутов политика.

Подобная манипуляция была и с опросом, который имел в виду депутат Шевченко. Речь шла об опросе, проведенном с 27 января по 1 февраля 2021 года Киевским международным институтом социологии. Суммарный рейтинг доверия Лукашенко там достиг 36,0%.

Но это не вопрос о том, за кого бы голосовали украинцы на выборах президента. Вопрос звучал так: «Я буду по очереди зачитывать имена политиков в алфавитном порядке. А вы говорите, насколько доверяете этому политику: полностью доверяете, скорее доверяете, скорее не доверяете, совсем не доверяете. Если имя этого политика вам неизвестно, скажите об этом».

То, что в подобных рейтингах Лукашенко назывался среди лидеров, не удивительно. До 2014 года лидером подобных опросов был Владимир Путин, но это никак не свидетельствовало о желании украинцев видеть Лукашенко или Путина президентами Украины.

Несмотря на то, что украинцы порой хорошо относятся к диктаторам из соседних стран, в своей стране они хотят другого лидера — который гибок и прислушивается к мнению людей. Этот парадокс объясняется тем, что зарубежных политиков оценивают не как отечественных.

Этот феномен объясняет политический эксперт Алексей Роговик, руководитель аналитического центра Free Voice:

«Опрос о популярности зарубежных политиков в Украине сам по себе весьма относительный. Потому что информированность украинского общества, как и каждого общества, в международной политике меньше, чем во внутренней политике. Поэтому определенная часть украинцев, прежде всего эмоционально, симпатизирует тем, о ком они могли больше услышать на телевидении или в других СМИ. Понятно, что глав соседних государств, как Беларуси, в наших медиа упоминают так же часто, как и лидеров США и крупнейших стран Европы. Они часто и фигурируют как популярные.

В основном отношения к зарубежным политикам строятся на грубых обобщениях, стереотипах, отдельных скандальных или пиарных историях, отношении к тем или иным государствам. В таких опросах отношение к определенному лидеру люди могут совмещать с отношением к стране и ее жителям. Поэтому эти цифры немного искажены. Лукашенко часто мог иметь высокий рейтинг не благодаря себе, а благодаря хорошим отношениям украинцев к белорусскому народу», — говорит эксперт.

И правда, уровень поддержки Лукашенко был высок, поскольку была высокой, почти 100-процентной, узнаваемость белорусского политика. Политиков из более далеких стран многие украинцы просто не знают, но это не значит, что их они любили бы меньше Лукашенко.

Например, в 2019 году 30% украинцев вообще не знали, кто такой Джастин Трюдо (на тот момент премьер Канады, одного из основных союзников Украины), хотя его антирейтинг был меньше, чем у Лукашенко. 

Алексей Роговик говорит: «Годами российская и пророссийская пропаганда приводит какие-то вырванные из контекста факты из жизни Беларуси для манипуляции по поводу тех или иных вопросов внутренней политики. Поэтому у некоторых украинцев мог сложиться ложный образ Лукашенко и его политики — при этом игнорировалась негативная сторона.

Часто можно было заметить распространение в соцсетях информации об экономике или других сферах жизни Беларуси из сомнительных источников.

Лукашенко определенное время был популярен в Украине среди антивакцинаторов и сторонников теорий заговоров относительно ковида. То есть была симпатия со стороны весьма неясных по взглядам общественных групп. При этом пророссийские СМИ не только восхваляли Лукашенко, но и очерняли всех лидеров цивилизованного Запада».

Но как же так вышло, что украинское общество, которое не терпит диктатуры в своей стране, поддерживало диктаторов в других?

«Насчет диктатуры, украинское общество очень разнообразно и противоречиво. В нем есть как открытые сторонники «сильной руки», так и люди-амбиваленты, которые требуют одновременно и верховенства права, и претворения отдельных решений недемократическим способом.

И некоторые украинцы не владели всей информацией об авторитаризме Лукашенко, путали диктатуру и свои представления о порядке. Но миллионные протесты в Беларуси все изменили», — утверждает эксперт.

Как менялось отношение к Лукашенко в последние годы?

Социологическая группа «Рейтинг» с 2014 года включала Лукашенко в подобные опросы в формулировке: «Как вы относитесь к этим мировым лидерам?» Вот какие были результаты.

  • С 9 по 19 августа 2014 года: суммарный рейтинг доверия (вполне позитивно и скорее позитивно) — 62%.
  • С 14 по 22 января 2016 года: суммарный рейтинг доверия — 63%.
  • Июнь 2018 года: суммарный рейтинг доверия — 68%.
  • С 29 октября по 4 ноября 2019 года: суммарный рейтинг доверия — 66%.

Как видим, отношение к Лукашенко оставалось относительно стабильным в последние годы. Переломным стал 2020 год. 

Уже в августе 2020 года позитивно к Лукашенко относились только 45% опрошенных, а в сентябре 2020 — только 34% (притом 59% — негативно). 

В разных опросах несущественно могли отличаться формулировки, но существенное падение популярности Лукашенко в Украине остается фактом. Произошло это среди разных групп: и на востоке, и на западе Украины, и среди молодежи, и среди людей среднего возраста, среди богатых и бедных.

Лукашенко в здании Верховной Рады на инаугурации Петра Порошенко.

В 2014 году Лукашенко пользовался уважением украинцев за непризнание Крыма российским, невмешательство в российско-украинский конфликт и свои услуги посредника. Политик добился того, что поддерживали его в целом как пророссийский электорат, а также жители восточной Украины (за то, что не рассорился с Россией), так и прозападный электорат и жители западной Украины (за независимую риторику и утверждение, что он бы насмерть встал на защиту Крыма на месте Украины).

Уровень поддержки у Лукашенко был чуть выше среди малообеспеченных, жителей востока, пржилых, малообразованных украинцев. Но среди богатых, жителей запада, молодых и образованных он также имел высокую поддержку.

Опрос в 2016 году зафиксировал, что Лукашенко был популярен не только среди украинцев, выступающих за Таможенный союз (88%), но даже среди тех, кто был за вступление в НАТО и ЕС (по 58%), то есть за западную геополитическую ориентацию Украины. 

Согласно опросу 2019 года, Александра Лукашенко поддерживал не только электорат пророссийской партии «Опозиційна платформа» (90%), но также электорат популистских «Батьківщина» (68%), «Слуга народа» (71%), и даже прозападных партий «Голос» (49%) и c (42%).

Лукашенко имел большую поддержку как среди тех, кто сожалел о распаде СССР (82%), так и среди тех, кто не жалел (57%).

А после событий августа 2020 года поддержка и правда существенно просела, во всех регионах страны, во всех возрастных группах, у сторонников разных политических сил.

Согласно последнему опросу за сентябрь 2021 года, Лукашенко продолжают поддерживать только на востоке Украины (55% поддержки и 38 — против). Для сравнения, в 2019 году на востоке его поддерживало 79% респондентов.

На юге сторонников Лукашенко осталось лишь 44%. А в центре и на Западе (где традиционно сильны проукраинские, прозападные и демократические настроения) его поддерживают только 26% респондентов. Для сравнения, в 2019 году Лукашенко на западе поддерживали 58% респондентов. 

Из числа различных политических сил, Лукашенко продолжает поддерживать только электорат пророссийской партии «Опозиційна платформа» — 69%.

Среди электората популистской партии «Батьківщина» — 34%, «Слуги народа» — 25%, проевропейской партии «Голос» — 20% и партии «Європейська солідарність» — 10%. Падение с 2019 года произошло во всех частях политического спектра, особенно сильное среди сторонников проевропейских партий. 

Поддержка Лукашенко скатилась к отдельным маргинальным электоральным нишам.

Беларусь перестала быть привлекательной моделью для многих украинцев

Многие украинцы раньше поддерживали не столько Лукашенко как политика, сколько свое представление о Беларуси, которое во многих случаях основывалось на стереотипах и обрывистых поверхностных знаниях.

Беларусь воспринималась многими украинцами как образчик стабильности и порядка на постсоветском пространстве. В обществе царили стереотипы про качественные белорусские продукты, неплохие дороги, лучшую на фоне Украины медицину и систему социального обеспечения.

Вопросы демократии и верховенства права в Беларуси интересовали только маленькую прослойку украинцев. То, что много лет называлось белорусской социально-экономической моделью, было и правда привлекательным для многих граждан Украины, переживших социальную катастрофу 90-х и уставших от постоянных политических кризисов и популизма.

Уровень жизни в Украине долгое время оставался ниже, чем в Беларуси, но за последние годы все изменилось. Средняя зарплата (около 540 долларов) почти достигла белорусской, и это при том, что цены на многие товары в Украине ниже, а доля серой экономики выше, т.е. большее количество людей работает неофициально и имеет дополнительные источники доходов, не фиксируемых государственной статистикой. 

С подписанием соглашения об ассоциации с ЕС Украина начала активнее торговать с европейскими странами. Украинские производители продуктов питания, чтобы попасть на европейский рынок, существенно улучшили свое качество, а европейским производителям стало также проще попасть на украинский. Так был подорван миф о качественных и натуральных белорусских продуктах. 

Несмотря на отсутствие прогресса в некоторых реформах, Украина достигла определенных успехов в реформировании местного самоуправления и публичного администрирования на локальном уровне.

В Украине относительно успешно провели децентрализацию и административно-территориальную реформу, на фоне которых существенно улучшилось качество инфраструктуры во многих городах. Украинские дороги в целом сейчас лучше белорусских.

Зеленский инспектирует новые дороги.

Успешно в Украине обстоят дела и с аграрным сектором. Страна собрала рекордный за всю историю страны урожай пшеницы (32 миллиона тонн) и ячменя (более 10 млн тонн).

Средняя урожайность пшеницы в Украине составила 46,2 ц/га, ячменя — 41 ц/га. Прогнозируется, что вместе с кукурузой Украина соберет в этом году 80—82 млн тонн зерна, что также станет рекордом за всю историю страны.

До этого самым успешным был 2019 год, когда урожай составил 75 миллионов тонн. Проведя земельную реформу и создав полноценный рынок земли, украинское государство ожидает еще большего роста производства аграрной продукции.

На фоне всего этого Беларусь, на протяжении последних 11 лет пребывавшая в социально-экономической стагнации, перестала быть привлекательной моделью государства для украинцев. 

Если до 2020 года многие украинцы смотрели на Беларусь через призму своих стереотипов, то на фоне протестов 2020 года они начали интересоваться актуальной экономической ситуацией в Беларуси, и это не могло не сказаться на рейтингах Лукашенко.

Алексей Роговик объясняет: «Почему упали относительные рейтинги Лукашенко в Украине? Конечно, с такой очевидной фальсификацией президентских выборов, массовыми протестами и кровавым ответом на них от Лукашенко цифры не могли не измениться. У многих украинцев банально открылись глаза на реалии диктатуры, репрессий, убийств.

Люди начали активнее вникать в реальную ситуацию с экономикой, управлением. Поняли что между Лукашенко и народом бездна».

Больше не гарант стабильности северной границы

Начиная с 2014 года, Лукашенко в Украине воспринимали как пусть и идеологически неблизкого, но ситуативного гибридного союзника.

Глава Беларуси на словах дистанцировался от агрессивной неоимперской политики России, продолжал активно торговать с Украиной в разгар войны на Донбассе, в том числе продукцией военного назначения.

Он заверял Украину, что с территории Беларуси на нее никто не будет нападать, стал посредником в переговорах с Россией и пророссийскими боевиками. Нравились украинцам и пикировки Лукашенко с Кремлем, его независимая риторика. Его начали воспринимать как политика, который прикрывает северный фланг Украины от российского наступления.

Вопросы демократии и прав человека в Беларуси украинский политический класс почти не волновали. Их вполне устраивал Лукашенко, и это укреплялось связями украинских и белорусских бизнес-элит. 

Но настал 2020 год. Киев не признал результаты выборов, заявив, что приостанавливает контакты с соседом и будет официально называть Лукашенко по имени, без указания должности.

Лукашенко на это отреагировал рядом антиукраинских высказываний, а также ответил на санкционное давление сближением с Кремлем. Его риторика существенно изменилась, дошло до того, что он даже заговорил о возможных авиарейсах в оккупированный Крым, а также допустил «силовиков» так называемой ЛНР к Роману Протасевичу.

«Если бы мы хотели вас [Украину] поставить на колени, будем откровенны, мы бы это сделали в течение суток вместе с нелюбимым вами президентом Путиным. Мы бы перестали вам поставлять горюче-смазочные материалы и завтра на вилах бы повыносили и Зеленского, и всех остальных», — куражился Лукашенко.

Украина перестала воспринимать Беларусь как нейтральную страну, поэтому она отказалась от минской переговорной площадки по вопросу урегулирования конфликта на Донбассе. Весной представители украинской делегации в ТКГ заявили о том, что откажутся от поездок на переговоры в Беларусь из-за эпидемиологической ситуации, а также из-за враждебной риторики Минска в отношении Украины.

Белорусских государственных пропагандистов, которых ранее сдерживали от прямых нападок на Украину, теперь спустили с цепей, и они начали повторять в адрес соседней страны все кремлевские пропагандистские нарративы. Украинцы это заметили.

Григорий Азарёнок в эфире СТВ называет Украину «вымирающей страной нищего народа и «гордонов» во власти», «американским штатом Постмайданная Украина»». Затем показывает видео боев на Донбассе, украинцев в плену гибридных сил России, проклятия в адрес Петра Порошенко.

Алексей Роговик объясняет:

«Лукашенко начал уничтожать рейтинг доверия к себе в Украине не только репрессиями против медиа, политических оппонентов, просто всех несогласных. Он это сделал явными антиукраинскими выпадами. Он стал инструментом пропаганды для Путина и Кремля против Украины. Известно, что в условиях войны с Российской Федерацией такой переход от хитрого нейтралитета к открытой поддержке России добил рейтинги Лукашенко».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?