В мае 2021 года Александр Лукашенко подписал указ, которым лишил военных и специальных званий более 80 силовиков. Многие из них публично выражали несогласие с действиями власти после выборов 2020 года, некоторые критиковали политику Лукашенко и раньше.

Сергей Анисько рассказал, что четыре месяца после указа его пенсия оставалась прежней. Но 20 сентября позвонили из пенсионного отдела КГБ:

— Говорят, мол, за четыре месяца мы с вас должны удержать более 500 рублей, вы нам должны. И эта женщина меня успокаивает: вы не переживайте, ваша пенсия будет составлять 1091 белорусский рубль с 1 октября. Пенсии у нас приличные — тут скрывать нечего, тем более что у меня еще «афганские» надбавки. Кто-то скажет: мол, пенсия и так неплохая. Но моя жена говорит, что раньше было лучше. И почему я должен терять деньги, на которые имею законное право?

Сергей Анисько с Валерием Костко решили подавать в суд на пенсионные отделы.

— Я от Лукашенко не получил ни одного звания. Все свои звания до майора я получил в Советском Союзе, подполковника мне присвоил бывший председатель КГБ Эдуард Ширковский. Пенсионером я стал тогда, когда Лукашенко только пришел к власти. На всех моих удостоверениях к медалям тоже нет подписи Лукашенко.

Тогда вопрос: какое он имеет право лишать меня звания? Ясное дело, что не умрем мы без этих денег. Мозги есть, руки оттуда, откуда надо, растут. Но это же дело принципа! — говорит Сергей Анисько.

Валерий Костко рассказал, что его пенсия уменьшится приблизительно на 150 рублей — полностью лишат надбавки за звание. Ранее он получал 800 рублей.

Валерий Костко уже почти 30 лет как на пенсии. Лишение звания было неожиданностью.

— Может, кто-то и хотел бы, чтобы я начал нервничать из-за всего этого, но я на это просто не обращаю внимания. Работаю.

Слева направо: Владимир Бородач (также лишенный звания, ныне в эмиграции в Германии), Юрий Захаренко (пропал без вести) и Валерий Костко.

Костко уже обращался с жалобой в суд Ленинского района, поскольку не согласен с решением о лишении звания.

— В суде Ленинского района сказали, что в моей жалобе содержатся некорректные фразы и выражения. Но я не понимаю, что там может быть некорректного? Я обратился к ним с просьбой признать Лукашенко нелегитимным главой государства, а его указ — недействительным. Между прочим, при этом они не написали, что Лукашенко — легитимный президент.

Ленинский суд ответил отказом. Тогда Костко обратился в Минский городской суд и попросил, чтобы ему объяснили, что некорректного в жалобе.

— Минский городской суд ответил: мол, судебная система у нас независимая и мы не можем оказывать давление на судью, поэтому мы подтверждаем, что жалоба некорректна, и отказываем вам. Я пошел в Верховный суд, так как считаю, что в данном случае существенно нарушены мои права. Никто меня не судил, никто меня не признавал ни в чем уголовном. <…> 

Не было абсолютно никаких оснований ни для суда, ни для Лукашенко лишать меня звания. Меня суд должен признать в чем-нибудь виновным и только потом лишить звания. Я имею право на свободу выражения мнений. Но за мнение звания не лишают. Поэтому, по-моему, этот указ — такая странная попытка потягать за чуб.

Валерий Костко рассказал, что его многие поддержали в мае.

— Мне по этому поводу столько людей позвонили! Меня никогда не поздравляли столько, даже когда присваивали воинское звание! Откуда только не звонили: и друзья, и из-за границы. Я же со многими контактировал и в контрразведке, и в Военной академии, друзья по всему свету раскиданы. 

Он говорит, что воинское звание имеет значение, только если ты находишься на службе. 

— Ко мне сейчас приезжают и генералы, и полковники, в том числе и те, кто занимает ответственные и очень высокие должности в России. Мы как друзья водку пьем — звание сейчас не имеет никакого значения. Только человеческие отношения.

Насчет обращения в суд у Валерия Костко нет иллюзий.

— Понимаю, что никто не будет эти жалобы рассматривать, но это еще одно доказательство того, что у нас диктатура, что не существует независимых судов и прокуратуры, которая обязана следить за соблюдением законов. У нас создана классическая диктаторская система власти. И пусть временно указами подменены законы, но ведь и законы никто не отменял. А после того как изменится ситуация, закон все равно потребует ответственности от тех, кто его нарушил. Между преступлением и наказанием всегда есть связь, она может растягиваться по времени, но это неважно. Все ответят за нарушение прав, — считает Валерий Костко.

Читайте также: 
Лишенный звания подполковник КГБ Костко: Я ни дня не служил при Лукашенко и присяги ему не приносил

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?