Почему вообще заговорили о бустерных вакцинах?

Мир встретил появление первых вакцин от коронавируса с энтузиазмом, многие страны вздохнули с облегчением и сняли коронавирусные ограничения. Но совсем скоро стало очевидно, что одной только вакцинацией пандемию не победить.

Исследование в Великобритании показало, что защита после двух инъекций вакцины Pfizer снизилась до 88% за один месяц после вакцинации и до 74% за пять-шесть месяцев.

Вакцины вызывают выработку специфических антител, которые защищают наш организм от болезни. Но эффективность вакцин со временем снижается, а в организме уменьшается количество антител. Бустерный укол существенно увеличивает количество антител.

Данные исследования Pfizer показывают, что бустерные прививки восстанавливают эффективность вакцины до 95%. Подобные исследования были и у других производителей вакцин. Дополнительный укол Johnson & Johnson через два месяца обеспечил 94% эффективности против COVID-19. Бустер Johnson & Johnson, сделанный через 6 месяцев, увеличивает количество антител в 12 раз.

Пожилые израильтяне, получившие третью дозу вакцины против ковида, с гораздо меньшей вероятностью получат положительный результат теста на SARS-CoV-2, чем те, у кого было только два укола. 

Данные показывают, что третья доза вакцины Pfizer снижает показатели госпитализации лиц старше 60 лет в десять раз.

Мутация вируса также негативно влияет на способность организма защитить себя. Различные варианты коронавируса имеют различные мутации, что означает, что вакцина, которая хорошо работает против одного варианта, может быть не очень эффективной против другого.

Исследования показывают, что через 6 месяцев после вакцинации титры антител против первоначального штамма ковида оставались на высоком уровне, большем, чем это даже необходимо для защиты от болезни. А вот если брать антитела от новых штаммов, возникших после создания вакцины, их и правда становилось существенно меньше с течением времени.

Но если рассматривать уменьшение способности организма защищать себя от ковида, пока что непонятно, сколько на это влияет мутация, а сколько — уменьшение количества антител. 

Ученые изначально подсчитали, что 70% людей должны быть вакцинированы, чтобы достичь стадного иммунитета. Но поскольку вариант «дельта» более заразен, вероятно, сейчас от 85% до 90% людей нуждаются в вакцинации.

Также многие врачи выступают за бустеры, потому что они позволят уменьшить передачу инфекции детям, которые еще слабо вакцинированы, даже в богатых странах. 

Сейчас бустерный укол делают вакциной с таким же составом, что и первые две дозы. Но это может измениться: производители изучают нынешние мутации по сравнению с первоначальным вариантом вируса, чтобы создать адаптированный вариант вакцины.

Побочные эффекты от бустерной вакцины такие же, как и от первых двух доз: головная боль, усталость, температура, боль в мышцах.

Так что, если нужны бустеры, значит вакцина неэффективна? 

Нет, это просто означает, что ваша иммунная система со временем начнет терять свою способность защищаться от ковида. Но это не значит, что первоначальная вакцина не сработала или была неэффективной. Бустеры — нормальное явление, не только в ковидных вакцинах.

Некоторые врачи полагают, что называть третью дозу вакцины бустерной некорректно. В вакцинологии хорошо известно, что при использовании подобных вакцин часто необходимо делать последнюю дозу через 4—6 месяцев после первой (или первых), чтобы сформировать иммунный ответ. Многие вакцины, вводимые в детстве, становятся последовательностью из трех доз, с промежутком несколько месяцев между второй и третьей дозами. Вполне возможно, что нечто подобное необходимо и для ковидных вакцин.

И корректно это называть не «бустерной», а третьей дозой. У людей от слова «бустерный» создается неправильное впечатление, что первые дозы вакцин были неэффективными, хотя это совсем не так.

Дополнительные дозы вакцин — нормальное явление в вакцинологии, они никак не говорят о неэффективности вакцины. Например, взрослые должны получать вакцину против столбняка каждые десять лет. Рекомендуется ежегодно делать другие прививки, например, от гриппа.

Для некоторых вакцин может потребоваться две дозы, например против кори, эпидемического паротита и краснухи. Дети обычно получают первую дозу в возрасте 12—15 месяцев, а вторую (и последнюю) дозу — в возрасте 4—6 лет.

А что в США?

Недавно президент США Байден сделал заявление о том, что страна планирует разрешить бустерные уколы, но пока что непонятно, или чиновники от здравоохранения одобрят такой шаг для широкой общественности. Профильные ведомства рекомендовали сделать третий укол вакцины только для людей с ослабленным иммунитетом и стариков. Управление по контролю за продуктами и лекарствами США рекомендовало бустерные вакцины также людям старше 65 лет, а более молодым и здоровым — нет.

С учетом того, что чуть более половины всего населения США полностью вакцинировано, эксперты в области здравоохранения заявили, что бустерные прививки не являются хорошей идеей для прекращения пандемии.

Исследования показывают, что люди, чья иммунная система подавлена, вырабатывают мало или вообще не вырабатывают антител после получения вакцины COVID-19, и что бустеры помогают им вырабатывать больше. Пожилые люди также выиграли бы от бустеров, потому что вакцины не работают так хорошо у старых людей, как у молодых.

Пока что царит неопределенность, но в США уже успели ввести 2 миллиона бустерных доз.

К тому же США передали беднейшим странам около 160 миллиона доз вакцины.

А что у соседей?

Европейское агентство по лекарственным средствам заявило 2 сентября, что нет острой необходимости в проведении бустерных прививок для населения, подчеркнув, что приоритетом теперь должна быть вакцинация одной трети европейцев, которые не полностью вакцинированы.

Но вводить третью дозу или нет — остается прерогативой местных властей. Первой страной в ЕС, которая позволила делать третьи дозы — через четыре месяца после второй прививки, — стала Венгрия.

В Литве проводить массовую ревакцинацию от коронавируса теперь посчитали нецелесообразным, решив привить бустерной дозой только пациентов из группы риска: лиц старше 65 лет; пациентов и работников хосписов и отделений паллиативного ухода; медработников; людей с ослабленным иммунитетом.

Похожая ситуация и в Латвии — третью дозу получат люди старше 65 лет.

В Польше ревакцинация будет касаться медицинских работников и людей старше 50 лет. Упомянутые группы получат ее через шесть месяцев после последней дозы.

В Украине и России ревакцинации пока что нет: слишком малое количество людей прошло вакцинацию двумя дозами.

Аргументы против бустерных вакцин

Критики считают, что богатым странам следует сфокусироваться на том, чтобы довакцинировать еще не вакцинированных граждан (в том числе детей), убедить ковид-диссидентов, а также помочь с вакцинами бедным странам, а не тратить их на бустеры.

К тому же врачам элементарно не хватает данных, которые доказывали бы эффективность бустеров в борьбе с тяжелыми случаями болезни и пандемией. С течением времени существенно эффективность вакцины уменьшается только против легких случаев, против тяжелых она остается очень высокой.

Против бустерных доз выступает и ВОЗ. Организация призывает ввести мораторий на бустерные вакцины для всех, кроме стариков и людей с плохим иммунитетом, пока каждая страна мира не вакцинировала хотя бы 40% своего населения. Пока что маловероятно, чтобы цель ВОЗ была выполнена до конца 2021 года. В мире нет ни одной бедной страны, которая вакцинировала бы более 8% своего населения.

«Если некоторые страны могут позволить себе делать бустерные прививки, а другие не провели еще первого и второго этапа вакцинации, это морально неправильно», — сказал глава организации Гебреесус.

Наихудшая ситуация с вакцинацией сейчас в странах Африки: там вакцинировано лишь около 3,5% взрослого населения. 

Это больше, чем просто этическая проблема. Правительства, конечно, несут ответственность в первую очередь за защиту своих собственных граждан, и именно это стремятся сделать богатые страны. Например, британский премьер Борис Джонсон заявил, что бустерные уколы для пожилых и больных британцев сейчас в приоритете относительно отправок вакцин в бедные страны. Но есть более широкие последствия при проведении бустерных прививок до того, как большая часть остального мира будет вакцинирована.

Если использовать имеющиеся вакцины как бустерные вместо того, чтобы отправлять их в бедные страны, в тех слаборазвитых странах ковид и дальше будет распространяться и мутировать, принося новые штаммы уже в страны первого мира, и от этих новых штаммов вакцины могут быть уже неэффективными. Богатые страны повторяют прежние ошибки, не думая о глобальном измерении.

Критики бустерных вакцин сравнивают их со спасательными жилетами для тех, у кого уже эти жилеты есть, пока другие люди тонут. 75% всех введенных вакцин приходится на 10 стран.

Хотя производители вакцин существенно нарастили свои мощности, в мире пока что недостаточно вакцин для каждого человека, и бустеры выглядят расточительством. Удовлетворить спрос фармацевтические заводы смогут не раньше 2023 года. Со временем такой дилеммы (отдать вакцины бедным странам или отправить их на бустерные дозы) не будет, но пока что она остается актуальной. 

Количество антител и правда уменьшается со временем у вакцинированных — это доведено учеными из Британии и Израиля, — но количество антител не является единственным фактором, от которого зависит, заболеет ли человек. Иммунная система намного сложнее.

Некоторые исследования показывают, что иммунный ответ клеток остается сильным еще очень долго, это означает, что вакцины будут защищать вас от тяжелых случаев болезни даже с низким уровнем антител. Низкое количество антител вовсе не означает, что вы заболеете.

Нет никаких убедительных доказательств того, что снижение иммунитета у вакцинированных людей приводит к значительному росту числа госпитализации или смертей от ковида.

Также ученые и врачи отмечают, что вакцинированные люди, которым не делали «бустер», все равно болеют в разы меньше, чем невакцинированные. Например, согласно исследованию в Лос-Анджелесе, невакцинированные люди по-прежнему почти в 5 раз чаще заражались и в 29 раз чаще были госпитализированы, чем вакцинированые двумя дозами без бустеров. 

Если бы защищенность вакцинированных людей без бустера приближалась бы к защищенности невакцинированных, тогда бы аргументы за третью дозу были бы более убедительными, но это не так.

К тому же у ученых пока что очень мало данных о влиянии бустерных вакцин на молодежь и людей среднего возраста. Производители вакцин стремятся экстраполировать результаты своих исследований эффективности бустеров со старых людей на молодежь, но это не совсем корректно.

Есть вероятность, что потенциальная опасность для молодежи от бустерных вакцин может быть большей, чем незначительная полученная польза.

Некоторые врачи и ученые жалуются, что решения по поводу бустерных вакцин принимается политиками по-волюнтаристски, без научного и экономического обоснования и публичной дискуссии. 

Как измерять эффективность вакцинации?

Дебаты вокруг необходимости бустерных вакцин во многом зависят от того, какой уровень риска считать приемлемым для общества.

Для одних людей эффективность вакцинации определяется в уменьшении количества тяжелых больных и смертей, для других — в общем уменьшении количества новых случаев.

«Нынешние запасы вакцин могли бы спасти больше жизней, если бы они использовались в ранее невакцинированных популяциях, чем если бы они использовались в качестве бустеров в вакцинированных популяциях», — пишут авторы статьи в журнале Lancet.

Это сложный вопрос, требующий постоянных совместных усилий исследователей вакцин, иммунологов, эпидемиологов.

В исследованиях часто акцентируют внимание на снижении эффективности защиты от болезни, но часто игнорируют, что вакцинированные переносят болезнь в более легкой форме.

Об этом часто забывают, но эффективность вакцины против COVID-19 превосходит первоначальные ожидания. 95% защиты — просто фантастическая цифра для Moderna и Pfizer, если учитывать, что при разработке вакцин надеялись на 70%, и даже 50% было бы хорошим результатом. Коронавирус мутирует, а вакцины до сих пор остаются эффективным средством. 

Это вполне нормально, что эффективность вакцины со временем снижается.

Вакцины от дифтерии, столбняка каждые 10 лет требуют ревакцинации, но это никак не говорит, что они плохие, провальные или неэффективные.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?