Рабочие завода «Форд» в России. Фото industriall-union.org.

Феномен «образовательного пузыря», имевшийся в последние 30 лет, в России привел к полному разрыву связей между специалистами с высшим образованием и реальным сектором экономики. Об этом в своем исследовании пишут Евгений Балацкий и Наталья Екимова из Финансового университета при правительстве России («Мир новой экономики», №2, 2021).

Модель российской экономики они характеризуют как постиндустриальное общество без индустриального сектора.

Наиболее заметным «провалом» структуры российской экономики авторы называют состояние двух секторов — обрабатывающей промышленности и научно-технической деятельности. По сравнению с Германией доля первой отрасли в России недобирает 5% от числа всех занятых, а доля второй — 2,5%. Обе названные отрасли непосредственно связаны с технологическим прогрессом и во многом предопределяют лицо всей национальной экономики.

Совокупное отставание России в двух указанных секторах составляет по сравнению с Германией 7,5%, а с Южной Кореей — 5,6%.

Технологический уровень обрабатывающей промышленности России остается низким. Ситуация практически никак не изменилась с 1980-х.

В 2000-х относительная производительность труда в США превышала российскую в 6,5 раза, к 2017-му разрыв сократился до 5,2 раза, но в 2019 году он вновь вырос. Производственный арсенал российской обрабатывающей промышленности архаичен, а квалификация инженерных кадров низкая. Получается замкнутый круг: обрабатывающие производства страны не развиты, поэтому не привлекают квалифицированных инженерных кадров, а вузы, не имея возможности наладить прямые связи с высокотехнологичными компаниями, готовят кадры по заведомо устаревшим программам.

Стоит отметить, что та же проблема наблюдается и в Беларуси.

В российской экономике имеются огромные структурно-отраслевые нестыковки в качестве рабочей силы. Например, коэффициент образованности в обрабатывающей промышленности меньше, чем в добывающей, что является очевидным экономическим нонсенсом. Условно говоря, лучшие кадры идут в нефтедобычу, а не в проектирование микросхем.

В сферах искусства, спорта, развлечений и отдыха уровень образованности в 1,7 раза выше, чем в обрабатывающей промышленности.

Данные факты лишний раз подтверждают неадекватность запросов отраслей экономики к качеству кадров, в частности, невостребованность людей с высшим образованием в наукоемких секторах.

И вот еще такая печальная статистика российской экономики. Половина россиян с высшим образованием работает не по специальности. 26,6% выпускников вузов соглашаются на профессиональное деклассирование, устраиваясь на должности, на которых не требуется высшее образование.

По оценке Росстата, не по своей специальности работает около 60% экономически активного населения, а по оценке Роструда — до 73%.

Постиндустриальная экономика характеризуется небольшой долей занятых в аграрном и промышленном секторах и сосредоточении населения в сфере услуг. Однако такая модель экономики базируется на предельно высокой производительности труда в аграрном и индустриальном секторах. В России это базовое условие не выполнено, и она вступает в постиндустриальный мир с неэффективными сельским хозяйством и промышленностью. Социальные последствия построения «общества услуг» без несущих экономических конструкций в виде названных двух отраслей могут быть самыми негативными, пишут авторы исследования.

Экспорт нефти и газа остается основой доходов России, в то же время передовые технологии страна развила только в оборонной сфере. Правда, в последнее десятилетие в стране начал расти и IT-сектор. В целом на сегодня экономика России в 9 раз меньше китайской и приблизительно равна экономике Польши, Швеции, Финляндии и стран Балтии вместе взятых, притом что суммарная численность населения последних почти втрое меньше. Беларусь, привязав свою экономику к российской, обрекла себя на отставание как от Китая, так и от стран Европы.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?