Илья Салей, Юрий Воскресенский и Александр Лукашенко в СИЗО.

«В шесть утра подъем, и говорят: Салей, следственные действия — рассказывает адвокат из команды Бабарико Илья Салей о том дне, когда Александр Лукашенко приехал в СИЗО встретиться с заключенными по его приказу политическими. — Спросили, поел ли я. Я сказал, что не поел, и мне единственному в камере принесли завтрак. Я понимаю, что что-то происходит, что в шесть утра следственные действия не происходят. Все, мы вышли из камеры.

Я тоже понял, что происходит что-то неординарное, когда услышал в коридоре Голос Лилии Владимировны Власовой. После конвоир задал мне интересный вопрос: «А у тебя есть поприличнее штаны?» Говорю: «Извините, у меня здесь нет гардероба, что есть, то есть», — рассказывает о том утре адвокат Салей.

Когда его перевезли в СИЗО КГБ, то поставили у стенки возле незнакомого ему мужчины. «Я реально никогда не видел Тихановского», — рассказывает он.

«Я посмотрел на стол. На столе стояли таблички с именами». И тут заводят Александра Лукашенко.

Он до этого момента предполагал, что встречаться будет кто-то из руководства Комитета государственной безопасности, появление Александра Лукашенко было большим сюрпризом.

Впечатлил Илью Салея Эдуард Бабарико. На Володарке всех вынуждают ежедневно бриться, а у Эдуарда была та самая элегантная борода, что и на свободе. Как это ему удается, спросил Салей. «Ну что ж, я на стиле», — пошутил Эдуард.

Коммуникация с Александром Лукашенко заняла около пяти часов.

«Я не могу сказать, что это был диалог. Это был обмен мнениями», — говорит Салей.

«Что вы хотите?» — спросил Александр Лукашенко. «И Виктор Дмитриевич как лидер — если бы нам дали подготовиться, это был бы совсем другой разговор, но ведь мы не знали, не готовились, мы были в шоковом состоянии — и Виктор Дмитриевич сказал, что мы хотим экономических преобразований, мы хотим, чтобы в стране были честные выборы, верховенство закона, стандартные желания любого нормального человека и, по сути, предвыборная программа Виктора Дмитриевича. Александр Григорьевич что-то записывал, пока Виктор Дмитриевич выступал, но после он сказал, что он с этим несогласен. Он не верит в чисто рыночную экономику, он это видел в 90-х, и это все провалилось», — вспоминает слова Лукашенко адвокат Салей.

«Большую часть времени мы слушали. Это как смотреть телевизор, только вживую», — так это запомнилось Салею.

Лукашенко показался ему человеком «эмоциональным и советским». «Это гражданин Советского Союза, которого бы хотел Советский Союз. Запад — это всегда плохо, а Россия — это всегда хорошо. Это отношение к праву, что какой-то закон можно отодвинуть в сторону. Это отношение к Москве как столице Родины», — вспоминает Салей.

«Он верит, что правила игры в политике отличаются от правил игры в бизнесе или повседневной жизни», — такое впечатление сложилось у Салея.

«Эмоции, советскость и одиночество» — так Салей в трех словах охарактеризовал Александра Лукашенко.

«Думаю, Лукашенко было интересно посмотреть на людей, которые взялись из ниоткуда», — считает Салей.

Свозить политзаключенных в баню предложил Александр Лукашенко, Бабарико об этом не просил — вопреки тому, что заявлял Лукашенко. Политзаключенные понимали, что их увезли в баню, чтобы и там прослушивать, говорит Салей.

«Тихановский очень эмоциональный, очень прямолинейный», — говорит Салей. В этом смысле он сравнивает его с Лукашенко.

«Виктор Дмитриевич — это интеллектуальное мышление, менеджмент, анализ рисков. А Сергей [Тихановский] — это искренность».

Илья Салей не стал рассказывать детали своего побега из Беларуси.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?