— Наша революция белорусская — она почти исключительно горизонтальная, она происходит фактически без лидеров, потому что их либо сажают, либо вытесняют из страны, либо всяческими путями мешают общаться, организовывать общество.

Поэтому наша субъектность пока распределена, она горизонтальная, — считает учёный. — Обычно всё делается в иерархии: есть лидер, у него есть команда, какие-то организации — всё это идёт к обществу, люди слушают, что им говорят, и выполняют.

У нас этого не случилось, хотя есть ряд организаций и мы видим, что для того состояния, в котором они находятся, с тем ограниченным ресурсом они делают чрезвычайно много. Респект им и, как говорится, «уважуха».

«Уничтожается любая точка, потенциальная даже, любой совместной деятельности»

По словам Коршунова, сейчас в Беларуси уничтожаются не только попытки самоорганизации:

— Уничтожается любая точка, потенциальная даже, любой совместной деятельности, которая хоть немного отличается от официальной. Но эту распределённую субъектность уничтожить нельзя. Единственное, что может делать власть и что она делает, — она искореняет любые возможности этой горизонтальной субъектности сконцентрироваться на чём-то, сделать какое-то общее деяние. В чём мощь этой горизонтали? Её уничтожить нельзя.

«Большинство тех, кто поддерживает власть, делают это из страха»

Много разговоров сегодня и о том, что общество разделено. Но здесь много нюансов, особенно если говорить о тех, кто «ни за тех, ни за тех».

— Если говорить о цифрах, здесь очень интересная вещь. Общество разделено: где-то 35-40 процентов тех, кто поддерживает протест, около 25-30 процентов тех, кто поддерживает власть, но «жёстких» сторонников власти 15-20 процентов, остальные поддерживают власть потому, что не видят альтернативы.

А вот тех, кто не поддерживает ни тех, ни тех, с одной стороны, можно понять. Они, скорее всего, голосовали против Лукашенко, но они не думали, что всё будет так долго. Они думали: проголосовали, Лукашенко уйдёт, и всё будет хорошо…

Это люди, которые сосредоточены на повседневности. Я думаю, что сейчас довольно трудно будет их как-то встряхнуть… Цены растут, вопросы с работой есть, особенно в регионах. Добрая часть людей уходит от вопросов политики, перемен в вопросы повседневности.

Они будут заниматься вопросами выживания. Потому что жизнь дорожает, а как-то надо кормить семью. Они не те, кто против чего-то, они сосредотачиваются на себе.

Но Коршунов уверен, что разлом в первую очередь есть между большей частью общества и властью.

— Потому что большинство тех, кто поддерживает её [власть. — Еврорадио], делают это из страха. Их ничто кроме этого не объединяет. А тех, кто против власти, объединяет много чего. Искренней поддержки власти я не вижу.

«Все мы теряем прежде всего время, потому что идёт разрушение государства»

Констатирует он и следующее: на самом деле у многих из-за событий, которые происходили последние полтора года, есть травма — она есть у общества в целом. Но относиться учёный предлагает к этому так: травма — это опыт, который укрепляет каждого по отдельности и всех вместе.

Кто-то пытается спастись в том числе от этой травмы путём миграции. Отвечая на вопрос о ней, Коршунов признаёт:

— Разумеется, Беларусь теряет много сейчас. Все мы теряем прежде всего время, потому что идёт разрушение государства. Власть разрушает наше государство и наше будущее.

Но есть и позитивная точка зрения.

— И исследования показывают, и личный опыт: добрую часть своих усилий они кладут не на себя, даже не на свою семью, но на будущее. Люди работают на Беларусь. Вкладываются, иногда финансово, в наше будущее общее. Разумеется, со временем всё больше будут оседать, вернутся не все.

В качестве примера Коршунов приводит тех, кто уехал десять-пятнадцать лет назад: многие из них не порывают с Беларусью. Отсюда и такой вывод: «Даже те, кто не вернётся, будут считать делом чести помогать строить новую страну, новое государство».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?