«Я открыл, мне кричат: на пол! Залетают в экипировке, в бронежилетах четыре человека из ГУБОПа. Я лег на пол, мне чем-то начали светить в глаза. Руки за спину — и надели наручники. 

Анатолий Кудласевич после суда. Фото spring96.org.

Показали какое-то постановление на обыск от 7 сентября. Что за уголовное дело, я так и не понял, какое-то не то витебское, не то могилевское. Я спрашивал, но мне конкретно не сказали, — говорит Анатолий Кудласевич. — Потом начался обыск. У меня несколько месяцев назад КГБ устраивал обыск, так то было культурно, ящик откроют, посмотрят — закроют. 

А эти кофе повысыпали, муку, крупу, сахар, книжки с полок поскидывали, даже не просматривали их.

Кухня Кудласевича после обыска.

Просто рыли всё, срывали, ломали. Гитару разбили: увидели на ней бело-красно-белый шнурок и с криком «Это бэчебэшная гитара!» — бах! бах! её. 

Я даже сказал: «Ты что делаешь, гитара старше тебя, совести у вас нет!» Так меня один раз даже ударили ладонью.

Но я спокойно себя вел, может, их это тоже подбешивало.

Что они искали, я не знаю. Я их предупредил: «Раньше у меня проводили обыск сотрудники КГБ. Может, что подбросили». Но эти отвечают: «Ничего вам не подбросили, мы ничего не нашли». 

Причем я сидел в комнате с тем, который оформлял бумаги, на кухне они без меня находились. Я увидел, что там натворили только после того, как дали зайти и лекарства с собой взять. Сказал им тогда: если не выпью таблетки, то я труп, вам же не надо второго Ашурка?

Забрали три ноутбука, телефоны, разные эмблемы с «Погоней», всякое такое.

Флажок на лоджии у меня лежал, они пхнули мне его за воротник и фотографируют меня. Нашли синий динамовский шарф старый, на нем тоже «Погоня», так тот шарф мне на шею накинули и тоже фотографировали. 

Потом меня увезли в здание ГУБОПиКа на Революционной. Говорили там со мною, убеждали: вы, бэчебэшники, зомби все, хотите революции, крови, войны… А я свои аргументы им.

Тогда один спросил, не хочу ли я для БТ что-нибудь сказать? Я, не знаю почему, согласился, минуты полторы на камеру высказывался. Рассказал, что подписан на некоторые телеграм-каналы, так как мониторю всю информацию. А что мне скрывать? Это же не запрещено. 

После этого другой, старший по званию, тоже начал со мной говорить, мол, бэчебэшники не правы. Он меня минут 15 снимал, задавал вопросы: про Тихановского, Тихановскую, про Пазняка.

Говорит, Тихановская же кукловод, я отвечаю: она не хотела никуда лезть, ситуация ее вынудила, ну и так далее в таком духе.

Потом, правда, я подумал: вырежут же и смонтируют, как им надо. Но говорил я все то, что обычно говорю, не кривил душою. А чего мне бояться? Я же не воровал, не убивал.

Затем меня отвезли во Фрунзенское РУВД. Там мне написали административное нарушение: типа я вывесил бело-красно-белый флаг с «Погоней» на лоджии. Какие-то патрульные типа шли и увидели.

И фото даже приложили. Но у меня такого флага, чтобы с «Погоней», никогда не было. Присмотрелся: лоджия моя, а флаг прифотошопили. 

Потом — меня в стакан, там нас было трое. Один из парней — Линов? Линёв? — получил после этого 15 суток за то, что в его машине лежала подушка с «Погоней». 

И повезли на Окрестина, но я показал удостоверение инвалида второй группы, так меня вернули обратно во Фрунзенское. Таблетки дали, в туалет сводили. 

И там на следующий день суд по скайпу. Мне штраф 100 базовых. Полагаю, это все было заранее решено, потому что милиционер, который составлял протокол на меня, так и говорил: влепят вам 100 базовых и поедете домой завтра.

100 базовых для меня огромная сумма, 2900 рублей. У меня группа инвалидности не дает возможности работать, пенсия по инвалидности — 500 рублей. Вот и весь мой доход. Как буду платить штраф? Так не знаю».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?