«Частый вопрос после разрыва: как ходить на свидания?»

Тимофей Бимбад: Так уже вышло, что ко мне приходят в основном мужчины, связанные с ИТ, для того чтобы переживать расставание — которое вот-вот случится или уже случилось. Это основные запросы, с которыми я работаю последние шесть лет.

«Наша Нива»: Удивительно слышать, что мужчины переживают расставание. Обычно кажется, что женщина страдает, а мужчина с друзьями отмечает статус «свободен».

ТБ: Я бы сказал, что все наооборот работает. Потому что женщины как раз намного эффективнее переживают расставание с подругами, получают больше поддержки от них. А мужчины собираются в барах с друзьями, на вечеринках. Эти друзья после и отправляют их ко мне, потому что понимают, что ничем не могут помочь.

Тимофей Бимбад

«НН»: Почему мужчинам бывает так тяжело пережить разрыв?

ТБ: После разрыва появляются абсолютно противоположные чувства к партнёру. С одной стороны люди очень скучают, с другой — ненавидят за то, что человек исчез из их жизни. Чувствуют какую-то вину или стыд за то, что сделали или не сделали. Ближе к концу переживаний появляется много брагодарности, поскольку хорошие моменты тоже были.

Также мужчины чувствуют стресс от адаптации в новом статусе — часто после разрыва отношений их ожидает еще и переезд, заново нужно устраивать быт, по-другому представляться в сообществе. Частый вопрос: как ходить на свидания? Люди забывают, как это делается, особенно после нескольких лет отношений.

Единственным постоянным для мужчины остается их работа. И в 70% случаев (что выборка тех айтишников, с которыми я взаимодействую) они начинают больше работать. В офисе есть люди, и можно не оставаться в одиночестве. Второй момент — парни начинают играть в игры. Это способ избегания своих переживаний. Из-за игр мужчины часто ложатся поздно спать, сбивают свой график. Когда недосыпание тянется месяц, этого достаточно, чтобы начать ощущать первые симптомы депрессии.

«НН»: К вам обращались в депрессии после расставания?

ТБ: Да. В такой ситуации я после первой встречи отправляю к психиатру для диагностики депрессии. По правде говоря, еще ни разу не было, чтобы я ошибся. Когда это депрессия в начальной форме, то достаточно моей консультации и советов менять стиль жизни, причем срочно, так как потом будет ухудшение. А когда человек долго в таком состоянии жил, то нужна медикаментозная поддержка, потому что без нее очень медленно идет прогресс нашей работы.

Конечно, все боятся психиатров и антидепрессантов. И часто у меня уходить пару месяцев, чтобы показать, что это нормально, это поможет себя лучше чувствовать.

«НН»: Вы разработали мобильное приложение — игру-сериал, которая помогает справится с разрывом отношений. Насколько парням заходит этот формат?

ТБ: Честно, не знаю. Это большой эксперимент. Я поясню, почему решил этим заняться в таком виде. Я нашел американское исследование на тему библиотерапии. Там проводили простые эксперименты: людям с посттравматическим стрессовым расстройством в результате операции давили читать какую-нибудь книгу про страдания, печаль. «Джейн Эйр», например, давали людям, которые узнали, что у них рак, и они находились в госпитале.

От чтения их уровень стресса падал на 40% относительно тех, кто не читал. И исследователи считали, что эффект связан с тем, что книга подходящая. Происходит отражение переживаний читателя, и ему тогда намного проще углубиться в свои эмоции и как-то их переработать.

Мы, исходя из этого, выбрали формат.

Скриншоты мобильного приложения EX ME

Книг про расставание много, но все они женские. А я на свой практике вижу, что мужчинам тоже плохо. Когда я рассказывал, что за приложение мы собираемся делать, мужчины говорили: «А, это как игра «Romance Club», я видел, но мне не понравилось». Не понравилось, потому что читать про «в постеле с незнакомцем» им не очень интересно. Поэтому у меня есть гипотеза, что мужчинам, которые расстались, история расставания парня, который по-разному это переживает, будет заходить.

«Молодые айтишники, которые построили успешную карьеру, не могут находиться больше со своими половинами»

«НН»: Белорусская мечта — замуж за айтишника. Девушкам, которые мечтают про это, к чему нужно быть готовыми?

ТБ: Сложный вопрос: айтишники очень разные. Я сталкивался со стереотипами про айтишников, наверное, некоторые из них имеют место, но с большей частью я не согласен. Например, в психотерапевтическом сообществе долгое время считалось, что айтишники — очень замкнутые люди, которые не любят общаться ни с кем, сидят в своих компьютерах. Мне кажется, это было связано с тем, что только такие доходили до психотерапевтов. Но в офисе я таких встречал мало.

Как правило, замкнутыми бывают бэк-энд разработчики, которые работают с абстрактными понятиями, с кодами. Такой склад характера на самом деле способствует тому, чтобы долго оперировать абстрактными вещами.

Все остальные в ИТ — очень даже общительные ребята, особенно те, кому приходится много работать с заказчиками. Дизайнеры, фронт-энд разработчики, проджект-менеджеры, бизнес-аналитики. Они точно не попадают в эту группу. Хотя некая замкнутость нужна как навык, чтобы долго смотреть в экран и оставаться сосредоточенным.

Я знаю, что некоторые жены долгое время не понимали, что делают их мужья за компьютерами. Особенно во время пандемии, когда парни работали из дома. Несколько человек рассказывали, что женам казалось, что они просто в компьютер играют, а они работают и устают больше, чем на производстве, где были раньше. Писать код — это интеллектуально сложная задача.

Поэтому спутнице айтишника нужно быть готовой, что вечером человек уставший и в стрессе, хотя формально сидел на месте и смотрел в экран.

Другая проблема — когда молодые айтишники, 25-27 лет, которые успели жениться и построить успешную карьеру, не могут находиться больше в отношениях со своими половинами. Потому что за время работы у них появились европейские ценности, а жены, никак с этой сферой не связанные, остались там же, где начинали.

Например, жена — условная медсестра, без амбиций, а у мужа за пять лет в ИТ постоянно новые курсы, рост зарплаты в 4-5 раз. У него больше нет мечты просто построить квартиру: поскольку какой в этом смысл, если дешевле снимать? Зачем покупать машину, если нет детей и она не нужна каждый день, и можно пользоваться каршерингом? Ценности миллениалов, которые идут в разрез с классическими, принятыми в обществе.

«НН»: А что женщине делать в таком случае?

ТБ: У меня есть ответ, но не уверен, что он корректный. Из того, что я вижу — рядом остаются девушки, которые тоже в чем-то развивались. Такой проблемы в отношениях нет у амбициозного доктора. В ситуации, когда женщина ходит на курсы английского, любит путешествовать или рисовать, участвует в общественных инициативах, все в порядке. Но это мой видение.

«Мужчины с ИТ экономят, потому что так привыкли»

«НН»: Про мужа-айтишника мечтают, потому что он хорошо зарабатывает. Какое отношение к деньгам у тех, кто работает в этой сфере, насколько они готовы покупать шубы своей женщине?

ТБ: Разное отношение — от скупердяев до транжир, которые в долгах. Но чаще я сталкиваюсь с кейсом, когда приходится подталкивать людей иначе распоряжаться деньгами. После расставания у них происходит переоценка ценностей, они понимают, что много получают, но эти деньги не приносят им, особенно будучи одинокими, удовольствия, так как они их не тратят. У мужчин, как правило, есть хороший компьютер, обычный телефон, не последней модели, и среднего класса машина.

Они экономят, потому что так привыкли. Когда начинали встречаться со своей половиной, они учились на последнем курсе, было не так много денег, и они продолжают вести тот же жизненный стиль.

А когда денег становится больше, чем можно потратить, люди перестают работать. Для сферы это плохо, поскольку приводит к деградации профессии, теряются навыки, технологии.

Заметил, что мужчинам в принципе часто сложнее купить что-то себе, чем жене.

«НН»: Есть стереотип, что у айтишников не очень развита интуиция и они не умеют считывать женские эмоции, двусмысленность. Насколько это правда?

ТБ: Абсолютная правда, я тоже, если честно, не умею. Я не умею флиртовать в чатах, потому что вижу текст, который потенциально может нести не один-два смысла, а 10 сразу. И тогда ничего не остается, как понимать его буквально, поскольку слишком большая вариабельность. Да на самом деле никто из мужчин не понимает двусмысленность. Это создает неправильную коммуникацию и разрушает любые отношения.

У замкнутых девушек часто не складываются отношения, так как они не проявляют своих чувств, а партнёр не может ничего считать. Все хорошо считывают эмоции, которые выражаются через мимику, жесты, позы. А когда на лице ничего не выражается, меньше шансов построить отношения.

В айтишке есть процент людей (которых я условно назвал бэк-энд разработчиками) с эмоциональным интеллектом ниже, чем у остальных, Им сложно выражать свои чувства и понимать чужие. 

«Популярный тип отношений — люди встречаются два-три месяца, а после следующий партнер»

«НН»: Айтишникам приписывают верность. Совпадает с реальностью?

ТБ: С верностью у них абсолютно так же, как и у других мужчин. Хотя я б отметил одну тенденцию. Есть три популярных типа отношений: классические с одним партнером; полигамность, когда есть любовницы; и серийная моногамность. Последнее — это когда люди встречаются, но только месяца два-три. У них заканчивается конфетно-букетный период, а после следующий партнер.

Иллюстративное фото

Это тренд всемирный, и в айтишке его много становится. На мой вкус, это та же полигамность, только когда моральные принципы не разрешают быть с несколькими партнерами одновременно, поэтому нужно быть с одним, но недолго, чтобы после переключиться на другого.

Думаю, такой тип отношений характерен для людей достаточно амбициозных, которые избегают привязанностей. Они обычно сильно опираются на своих друзей — как вечные подростки, у которых есть своя компания, чтобы веселиться.

Может, это связано с культурой, что мы все больше отрываемся от места жительства, потому что можно работать удалено, от постоянного дома, потому что проще сменить съемную квартиру с переходом на новую работу.

Есть исследование, что теперь средний брак длится 10 лет, поэтому рассчитывать, что ты с человеком проведешь всю жизнь, не приходится.

«НН»: Почему программисты и тестировщики обычно разводятся?

ТБ: Из-за разных ценностей. Тот кейс, когда начали встречаться студентами, один человек полностью изменился, а другой остался таким же, и они не могут находиться рядом, поскольку у них разные интересы. Они начинают тогда раздражать друг друга. Мне кажется, это общий тренд. Люди теперь меняют несколько профессий за жизнь, быстрее меняются сами, чем раньше, когда всю жизнь работали на одном заводе.

«НН»: Есть лайфхаки, как влюбить в себя айтишника?

ТБ: У меня нет ответа — все разные люди.

«НН»: Где чаще можно встретить сотрудников ИТ, если не в офисе?

ТБ: В тиндере (улыбается). Довольно забавно видеть людей, которые серьезные сидят на совещаниях в корпорации и под столом листают тиндер. Теперь, я думаю, этого еще больше, когда все работают из дома.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?