Напомним, правила содержания осужденных по административным делам описаны в Процессуально-исполнительном кодексе Республики Беларусь и правилах внутреннего распорядка мест отбывания административного ареста, которые утверждены постановлением Совета министров № 313.

Вот всего несколько нарушений Процессуально-исполнительного кодекса об административных нарушениях, совершенных сотрудниками изолятора на Окрестина (все они и были описаны в жалобах).

Ни разу не попала ни в душ, ни на прогулку

За 30 суток пребывания в изоляторе ни журналистку, ни ее сокамерниц и задержанных из соседних камер не вывели в душ.

При том, что в соответствии с п. 44 Правил №313, административно арестованным не реже одного раза в неделю предоставляется возможность принять душа продолжительностью не менее 15 минут.

Аналогичная ситуация и с прогулками. За время пребывания в изоляторе девушку и ее сокамерницу ни разу не вывели на прогулку. Окно в камере №15 Центра изоляции правонарушителей было наглухо забито. В камеру не поступал кислород.

В соответствии с ч. 7 ст. 18.7 ПИКоАП административно арестованные пользуются правом ежедневной прогулки продолжительностью не менее одного часа.

Кроме того, сотрудники изолятора иногда наглухо закрывали «кормушки», лишая людей хоть какого-то свежего воздуха, который мог бы поступать из коридора (нарушение ч. 7 ст.). 18.7 ПИКоАП, часть 13 Правил №313).

В двухместной камере содержалось от 8 до 13 человек

При наличии свободных мест в соседних камерах сотрудники изолятора создавали эффект перенаселенности в так называемых «политических» камерах, где содержались осужденные по статьям 19.11, 24.23, 24.3 КоАП РБ.

В женской камере №15 изолятора, рассчитанной на двух осужденных, в разное время содержалось от 8 до 12 человек (было дело в нее «впихивали» по 20 человек). В таких условиях люди теряли возможность двигаться и нормально спать даже на полу.

Это нарушение ч. 1 ст. 18.7 ПИКоАП РБ, п. 13 Правил №313. также, в соответствии с ч. 1 ст. 18.7 ПИКоАП РБ, административно арестованные содержатся в условиях строгой изоляции. Норма площади на одного человека устанавливается, как правило, не менее четырех квадратных метров.

Спали на голом полу в холодных камерах

Все женщины в камере были лишены матрасов, постельного белья и полотенец. Люди были вынуждены спать на голом полу и голых металлических шконках.

В осеннее время это стало пыткой: в отдельных камерах было настолько холодно, что задержанных колотило ночами. Чтобы как-то согреться, они были вынуждены приседать, делать физические упражнения, набирать в пластиковые бутылки горячую воду и спать с ними в обнимку. В таких условиях все до одной административно осужденные заболели.

Да, это нарушение ч. 4 ст. 2.4 ПИКоАП и пункта 38 Правил №313.

В соответствии с ч. 4 ст. 2.4 ПИКоАП РБ содержание физического лица, административно арестованного, должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу для жизни и здоровья.

Согласно п. 38 Правил №313 административно арестованным предоставляется для индивидуального пользования спальное место и место для хранения средств личной гигиены, выдается белье по нормам обеспечения административно арестованных.

Без передач, листов и теплой одежды

Люди также были лишены законного права на передачи, на личные вещи в камере, на письма (оплаченные и присланные от родственников телеграммы и открытки просто «исчезли»).

Женщины были вынуждены пользоваться одной зубной щеткой, использовать одни и те же трусы в течение недель.

Все передачи административно осужденным отдали только на выходе. При том, что некоторые женщины были вынуждены отбывать сутки в том, в чем их забрали: в тонких платьях, юбках, босоножках.

В такой «униформе» почти все в первые же дни заработали себе цистит, фаринготрахеит, застудили почки (все это подтверждено медицинскими осмотрами по выходу из Окрестина, копии медицинских диагнозов были приложены к жалобе — прим. Ред.).

Это нарушение ч. 4 ст. 2.4 ПИКоАП РБ, ч. 38 Правил № 313.

Заболели коронавирусом и не получали лекарства

Осужденные также были лишены права на адекватную медицинскую помощь: многих таблеток в аптечке местных медиков попросту нет.

В условиях, когда в Беларуси только по официальным данным продолжает ежедневно регистрироваться по две тысячи больных коронавирусом, арестованным не выдавали масок, нужных лекарств, камеры не дезинфицировались и были лишены опции проветривания.

У арестованных отбирали пластиковые бутылки, лишая возможность пить воду из персональных емкостей (и подмываться ими же). Почти все женщины, находившиеся в изоляторе, поступили туда здоровыми, а вышли с коронавирусом или простудными заболеваниями.

Кроме того, сотрудники изолятора подселяли бездомных со вшами (при наличии опции дезинфекции) в несколько камер с другими административно осужденными. В результате это способствовало заражению ранее здоровых граждан педикулезом.

Согласно ч. 4 ст. 2.4 ПИКоАП РБ, содержание физического лица, задержанного за административное нарушение, должно осуществляться в условиях, исключающих угрозу для его жизни и здоровья.

На основании п. 106 правил №313 с целью предотвращения возникновения и распространения инфекционных заболеваний, педикулеза, а также их локализации и ликвидации в поставленном законодательством порядке проводятся дезинфекционные, дезинсекционные и дератизационные мероприятия.

Лишали сна: будили в два ночи и четыре утра

При утвержденном графике с отбоем в 22.00 и подъемом в 6.00 людей лишали сна. В течение месяца осужденных ежедневно будили в два ночи и четыре утра, устраивая переклички.

Кроме того, в камерах круглыми сутками горело яркое искусственное освещение (нарушение ч. 4 ст. 2.4 ПИКоАП РБ).

И что на это все ответили?

Жалобы на условия содержания на Окрестина были направлены сразу в несколько инстанций: в Генеральную прокуратуру, Минскую городскую прокуратуру, в Департамент финансов и тыла МВД РБ, в Республиканский центр гигиены и эпидемиологии и в ГУВД Мингорисполкома.

В Департаменте финансов и тыла МВД ответили лаконично: «факты не нашли подтверждения».

Другие структуры, ожидаемо, поперекидывали обращение между собой и спустили ответственность за рассмотрение жалобы непосредственно ГУВД Мингорисполкома. Те же, «проведя» проверку сами у себя, тоже нарушений не нашли:

«В ходе проверки нарушений законности в действиях сотрудников ИВС ГУВД Мингорисполкома и правил внутреннего распорядка не выявлено». Интересно, что жалоба касалась и ЦИП, но о нем в ответе даже и не упомянули: они хоть и имеют с ИВС один адрес, все же там разные сотрудники и распорядки.

Впрочем, такие «отписки», как отмечают правозащитники, белорусам присылают давно. Но это все равно не повод не пытаться отстаивать свои права.

При этом ситуация в ИВС на Окрестина не меняется. Очередной экс-арестант недавно рассказал «Весне», что в четырехместной мужской камере было от 13 до 18 человек. Для «атмосферы» туда забрасывали бомжей. Все остальные, выше упомянутые нарушения также имели место.

При этом, напомним, что недавно в сети появился слив разговора. Голоса, похожие на голоса действующих сотрудников милиции, обсуждают, какие условия следует создать для людей, сидящих по политическим статьям.

«Хлоркой обрабатывать 3 раза». В интернете был опубликован очередной телефонный слив об условиях содержания политзаключённых

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?