«Скорее стоит удивляться, почему он не падает сильнее»

Нельзя сказать, что доллар упал — он все еще колеблется в пределах долгосрочного коридора, считает экономист Лев Львовский.

«Тут скорее стоит удивляться, почему он не падает сильнее. Ведь причин, для того чтобы доллар ослаблялся, несколько. Перва — то, что у нас сейчас небывалое для Беларуси сверхустойчивое внешнеторговое садьдо. Уникальная ситуация сложилась из-за того, что внешние рынки колотит.

Наш экспорт вырос очень сильно, а импорт — нет. Предприятия привозят в страну много долларов и обменивают их на рубли, чтобы платить зарплаты и налоги.

Вторая причина — поведение домохозяйств. С начала политического кризиса они были чистыми покупателями валюты, но последние пару месяцев превратились в продавцов», — говорит эксперт.

Почему белорусы стали сдавать валюту? Однозначно не объяснишь.

Не хватает денег на поддержание своего привычного образа жизни и они обменивают свои долларовые сбережения? Для этого особо нет оснований, так как средние доходы росли в 2021 году.

Люди перестали верить в доллар и теперь хотят хранить деньги в рублях? Но наша уже традиционная черта — думать о зарплатах и ценах на квартиры в долларах. Вряд ли она исчезла.

«Простое объяснение — белорусское внешнеторговое чудо»

Подобные причины колебания курса называет и экономист Дмитрий Крук.

«Совсем простое объяснение — то, что мы среди аналитиков прозвали «внешнеторговым чудом». Почти год растет белорусский экспорт.

Здесь много причин. Если их все обыграть, это такое экстраординарное состояние глобальной экономики, вызванное постковидной ситуацией.

Сейчас многие рынки восстанавливаются, и это вызывает бурный рост цен, логистические перебои и относительно странным образом положительно сказывается на экспортной конкурентоспособности многих белорусских производителей.

Такого роста много лет не было — он касается и товаров, и услуг, не только сырья. Эти тенденции с внешней торговлей длительный период помогали компенсировать убытки, накопившиеся в период ковида. Последние месяцы они, метафорически говоря, определенный жирок создают.

Импорт при этом существенно отстает от экспорта. Почему так происходит? Внутренний спрос — потребительский, инвестиционный — сократился. В результате удается улучшить состояние внешнеторгового баланса, что напрямую и сказывается на курсе», — поясняет он.

Что будет с курсом дальше?

Уникальная ситуация, в которой мы оказались, имеет ряд рисков. Евразийский банк развития считает, что реальный курс белорусского рубля в октябре впервые за долгое время перешел в область переоцененности.

«Благодаря текущему внешнему состоянию мы укрепились, но вопрос в том, устойчивы ли и естественны ли эти изменения. Ответ скорее «нет». И поэтому мы передвинулись в зону переоцененности обменного курса», — говорит Дмитрий Крук.

«Это может сыграть злую шутку, — продолжает он. — Когда внешние условия изменятся (а это произойдет, вопрос только, сколько времени миру понадобится для восстановления после ковида), это вызовет обратное движение рубля — и оно может быть гораздо более стремительным».

Тренд на укрепление белорусского рубля скорее всего закончится в ближайшие пару кварталов, полагает Лев Львовский.

«Мы живем в уникальное время, нам небывало повезло с ростом экспорта. Сейчас его исторический пик. Но это горячка на внешних рынках должна рано или поздно закончиться.

По некоторым товарам, как например древесина, мы это уже видим. Она сначала выросла в несколько раз в цене во втором квартале 2021 года, а потом вернулась практически в норму.

Вторая вещь — импорт начнет догонять экспорт.

И третья — ожидается, что к началу 2022 года начнут действовать секторальные санкции, которые уменьшат нашу валютную выручку. Пусть власти и придумают пути обхода, но ведь за них тоже надо платить».

Читайте также:

Мировые цены на продовольствие достигли максимума за последние 46 лет. Что происходит?

«Отскок дохлой кошки». Экономисты отвечают, включил ли Нацбанк печатный станок и когда это может произойти

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?