Как сообщают родственники задержанных по «делу Зельцера», в жодинской тюрьме №8 политзаключенным не передают ни передач, ни писем, а к некоторым даже не пускают адвокатов. Но по словам родственников, это правило касается только тех, кого задержали именно за комментарии. Родственники пытаются присылать узникам посылки, но неизвестно, передадут их сразу или только после карантина.

Фактически все фигуранты «дела Зельцера» уже три недели сидят в той одежде, в которой их задержали, без средств гигиены и теплых вещей. Ответы на письма родные также не получают, они даже не знают, отдают ли письма заключенным. Точную дату окончания карантина в жодинской тюрьме близкие не знают, но длится он уже примерно две недели. Родственникам говорят, что он точно будет действовать еще до конца этой недели.

Напомним, всего по «делу Зельцера» под стражей находится около 200 человек, все они были задержаны за оценочные комментарии в интернете после смерти сотрудника КГБ Дмитрия Федосюка, погибшего в перестрелке с программистом Андреем Зельцером в его квартире 28 сентября. 

Задержанные проходят подозреваемыми по уголовному делу, возбужденному по статьям 130 (умышленные действия, направленные на разжигание иной социальной вражды или вражды по признаку иной социальной принадлежности) и 369 (оскорбление представителя власти и его близких в связи с исполнением им служебных обязанностей).

В Сети эти задержания уже назвали «принуждением к трауру».

Дмитрий Федосюк был застрелен айтишником Андреем Зельцером 28 сентября. Сотрудники КГБ якобы проводили плановую отработку людей, которые могли иметь отношение к «террористической деятельности». При попытке попасть в квартиру Зельцера Федосюк был застрелен.

До сих пор неизвестно, в чем подозревали Зельцера.

Читайте также:
«Муж шепнул: это КГБ». Как задерживают белорусов за комментарии

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?