Критерии признания политзаключенным не изменились.

«Это решение основано на том же подходе, что и раньше. По сути это реакция на злоупотребление государством своими полномочиями в области нормотворчества и правоприменения», — говорит юрист «Весны» Павел Сапелко.

В случае с Галиной Дербыш, семьями Мельхеров и Резановичей содержание под стражей применяется необоснованно, без достаточных оснований для этого.

Людей задержали еще в декабре прошлого года. Активных следственных действий в отношении них не проводится. Расследование до сих пор не завершено, хотя на государственных телеканалах сразу же утверждалось, что вина и роль всех фигурантов дела доказаны.

Если верить материалам расследования, распространенным этими ресурсами, роль задержанных была эпизодической, второстепенной. Поэтому, считают правозащитники, длительное содержание Дербыша, Мельхеров и Резановичей под стражей преследует цели, противоречащие общепризнанным стандартам.

Евгения Юшкевича признавали политзаключенным в декабре прошлого года, когда его задержали по статье 342 УК. Потом бывшего следователя отпустили под подписку о невыезде. В апреле его задержали снова.

Сведений о совершении им насильственных преступлений не появилось, а ему самому запрещено озвучивать какую бы то ни было информацию по делу. Обстоятельства предъявления нового обвинения — в терроризме — дают правозащитникам основания считать, что его содержание в СИЗО может быть произвольным, связанным с общественной деятельностью.

«Весна» ссылается на позицию Комитета по правам человека ООН: содержание под стражей до суда не должно быть общей практикой. Оно должно применяться не на основании возможного приговора за инкриминируемое преступление, а на основании необходимости в этой мере.

Читайте также:

«Всё делаем правильно!» Топ-следователь Евгений Юшкевич дал интервью из СИЗО

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?