Ольга Чуприс. Фото: пресс-служба БГУ.

О таких, как Ольга Чуприс, говорят «юрист до мозга костей». В Белорусском государственном университете, который она окончила и где работала всю жизнь, о ней отзываются в основном положительно: требовательный преподаватель, въедливый ученый, хороший организатор.

В последние годы, до назначения в администрацию, она была проректором по учебной работе и инновациям. Вместе с тем выпускники вспоминают, как она загоняла студентов на досрочное голосование, и в прессе можно найти ее выступления в поддержку Лукашенко. Странно было бы увидеть на ее нынешнем посту человека с другими взглядами.

«Эффективность не в том, чтобы подогнать критерии»

Сфера научных интересов Чуприс — административное право и госслужба, она защитила диссертацию по теме: «Теоретические проблемы правового регулирования государственной службы Республики Беларусь», в 2016 году стала профессором.

Была в команде ученых, которые разрабатывали последние обновления закона о госслужбе. Вот как она формулировала основную миссию:

«Самое главное, что государственная служба существует для народа. Отсюда и требования к государственным служащим и к самой государственной службе — дисциплина, публичность, ответственность госслужащих.

Одновременно, конечно, будет стоять вопрос и о гарантиях государственным служащим в связи с тем, что они отдаются служению обществу».

Фото: «Гродзенская праўда».

Чуприс всегда критиковала формализм. Когда бывший председатель Следственного комитета Иван Носкевич защищал кандидатскую диссертацию, он с гордостью рассказал, что в СК разработали «коэффициенты значимости», по которым оценивают эффективность работы следователей. Один год акцент был на правах потерпевших, и следователи, которые добивались успехов в этом направлении, получали больше.

На следующий год в приоритете были уголовные дела в сфере высоких технологий. Ну а в 2021-м, предсказуемо, упор сделали на «экстремистских» и протестных делах — отсюда, кстати, и такая высокая статистика по количеству дел: следователи умеют считать, чем выгодно заниматься в конкретное время.

Так вот замглавы администрации президента этот подход не поддержала: «Цель эффективности стоит не в том, чтобы определить, какой год у нас будет в этому году и, соответственно, подогнать критерии и показатели и оценить, отработали или нет. Цель состоит в том, чтобы с наименьшими затратами получить наилучший результат».

Первые действия Ольги Чуприс на новой должности были довольно прогрессивными: в 2020-м, еще до выборов, успели подготовить и провести масштабную амнистию — освободили 12 тысяч человек. Прежде всего следует отметить, что сократили сроки всем подросткам, осужденным за наркотики. Родственники осужденных много лет добивались послаблений, и здесь стоит отметить роль Чуприс и Натальи Кочановой, которые, в отличие от своих предшественников, встречались с родственниками и помогли хотя бы частично ослабить давление на осужденных по пресловутой 328-й статье.

Кроме того, Ольга Чуприс занималась изменениями в Кодекс об административных правонарушениях. Новации о незначительности правонарушения с целью сокращения штрафов — это из тех самых инициатив. 

«Не надо говорить, что Конституция — это дело юристов»

Предшественник Чуприс, Валерий Мацкевич, продержался на посту 10 лет, пока его не отправили в парламент вице-спикером. Это был конец 2019 года, ни один аналитик еще не прогнозировал такого общественно-политического кризиса, который мы увидели уже через несколько месяцев.

Лукашенко, назначая Ольгу Чуприс, отметил, что она образованный и грамотный специалист, имеет опыт конституционной работы. Разговоры об изменении Конституции шли уже тогда:

«Нам очень сейчас нужен (и это востребовано жизнью) человек от науки, который умеет донести до людей языком юридическим, а иногда и простым, сложные юридические понятия и нормы, умеет разговаривать в любой аудитории, — заявлял Лукашенко, уточняя, что новый замглавы администрации будет курировать вопросы по изменению Конституции: — Запрос в обществе на новую Конституцию уже существует. Нам придется как минимум корректировать некоторые положения Конституции, переформатировать власть, где-то догрузить правительство, парламент. Конечно, глава администрации будет этим заниматься, но весь груз ответственности ляжет на вас».

Фото: Пресс-служба «Красного Креста».

При этом не надо питать иллюзий, что новую Конституцию будут писать юристы. Лукашенко еще в 2019-м четко сформулировал миссию Чуприс, которую она, как показала жизнь, последовательно выполняет:

«Не надо говорить, что Конституция — это дело юристов. Нет. Юристы, если будет идея, могут ее облечь в любую форму. Но это уже будет на последней стадии».

Во что это выльется, мы скоро увидим, но известно, что конституционной комиссии не удалось прийти к согласию по единственному разделу — про Всебелорусское собрание. Вот что об этом говорил один из участников рабочей группы Юрий Воскресенский:

«Потому что мы, может быть, не обладая профессиональными юридическими навыками написания законов высокого уровня, не можем вычленить идею Всебелорусского народного собрания — такую, чтобы она удовлетворяла всем представителям и членам Конституционной комиссии».

Бывший председатель Конституционного суда Григорий Василевич, который также входит в комиссию, в свое время отмечал, что остаются неясными детали функционирования Всебелорусского собрания в новом формате. 

Чуприс же, кажется, противоречий не видит. Она называет собрание «формой представительной демократии в чистом виде» (напомним, что за выдвижение делегатов Всебелорусского собрания избиратели, в отличие от депутатов парламента, не голосуют).

«Если такую форму закрепить в Конституции специально, то я не вижу препятствий для того, чтобы это сделать. Нужно будет прописать определенные полномочия», — заявляла она.

Как изменились законы при Чуприс?

Облечь идею в любую форму — так Лукашенко сформулировал задачу юристов, которые готовят законы ему на одобрение.

Буквально за год законодательство Беларуси изменилось до неузнаваемости. Ужесточили наказание за участие в акциях протеста (и по административке, и по уголовке), за экстремизм и терроризм. Законодательство об адвокатуре, о СМИ стало более репрессивным, при этом сроки наказания по преступлениям в отношении чиновников, судей, силовиков и членов их семей также ужесточились.

Кардинально изменились приоритеты в работе правоохранительного блока и судов. Коэффициенты эффективности, о которых говорил Носкевич, мы сейчас видим во всём.

Последняя прозвучавшая от МВД инициатива, которую успели подхватить и некоторые депутаты, — призыв лишать гражданства уехавших за границу оппонентов режима, даже если они граждане по рождению и не имеют второго гражданства. Идея, которая сразу же вызывает ассоциации с политикой нацистских властей в Германии.

Фото: president.gov.by.

При этом белорусские власти все еще пытаются «облечь идею в любую форму». Роль Ольги Чуприс, отвечающей за вопросы законности в администрации Лукашенко, высока.

Чем она отличается от Кочановой, Ермошиной или Ермаковой, которые также многократно засвидетельствовали свою лояльность? Ольга Чуприс на самом деле талантливый юрист, она не позволяет себе публичных выпадов, которые становятся мемами (о нищенских зарплатах тренеров или о том, что чтобы заработать деньги, их нужно заработать) и готова спокойно выполнять миссию, которую на нее возложили — обертка идеи будет красивой и сделанной вовремя.

Никто не упрекнет Ольгу Чуприс, что она случайно попала в БГУ, выросла по карьерной лестнице благодаря землячеству с Лукашенко, не имеет юридического образования или купила свои научные работы. Таких вдумчивых, исполнительных, профессионально глубоких людей не так уж много осталось в эшелоне власти.

Сын пошел по стопам матери

Ольге Чуприс 51 год. Один из сыновей пошел по ее стопам — преподает в БГУ на кафедре конституционного права, начинал в прокуратуре.

Его характеризуют как довольно амбициозного юриста, в его окружении было немало тех, кто выступил против насилия силовиков и фальсификации выборов.

Максим Чуприс в суде. Фото БелаПАН

Максим Чуприс известен участием в процессах о коррупции в системе здравоохранения, спорта. Один из показательных процессов — дело футбольного судьи Жукова, которого обвинили в получении взяток.

На суде выяснилось, что один из свидетелей оговорил обвиняемого, потому что оперативные работники угрожали, что закроют его самого в изоляторе. Говорили, что другие свидетели тоже отказывались, но потом «передумали».

Гособвинитель Чуприс, услышав это, буквально вскипел, накинулся на свидетеля с вопросами, почему же тот не заявил ранее, что на него давили.

Свидетель спокойно ответил, что заявил, и давно — и в Генеральную прокуратуру, и в прокуратуру Минска, и в минскую милицию, но никто ему так и не ответил.

Прокурор продолжал эмоциональные выпады, пригрозив, что свидетеля могут наказать за ложные показания, но тот стоял на своем. Правда, делу это не очень помогло, тот эпизод в обвинении так и остался, а Жуков получил свой срок. Но ситуация эта хорошо показывает и методы работы самого Чуприса, и всей системы, еще задолго до кризиса 2020 года. 

А что с помилованием?

Ольга Чуприс была включена в санкционный список стран Балтии. Одно из последних заметных направлений ее деятельности — помилование политзаключенных.

Анонсировалось, что к 17 сентября на свободу могут выйти сто человек, Юрий Воскресенский заявлял, что именно столько фамилий он подал, но по факту на свободу вышли только 13.

Чуприс объясняла, что многие из списка не были еще осуждены, а значит, по процедуре, не могут быть помилованы. Еще часть имеет судимость, часть не подписала прошение о помиловании, часть имеет статус «злостных нарушителей режима» — все это, по закону, мешает процессу помилования.

Напомним, ничто из этого не мешало помиловать обвиняемых по делу «Площади-2010», все вышли на свободу раньше установленного судом срока.

Тем более, известно, что списки на помилование в сентябре переписывались, некоторых вычеркнули в последний момент.

И стоит отметить, что впервые за много лет были помилованы осужденные на расстрел: речь о деле братьев Костевых. Заявление рассматривала та самая комиссия, в которой у Чуприс определяющая роль.

Правда, как и в случае с политзаключенными, главное решение принимает не она, а Лукашенко, и решение это, как правило, диктуется не гуманизмом, а политической конъюнктурой.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?