Фото: Pixabay.com

Маскизм, как новый поворот капитализма, начался с 1990-х, когда Илон Маск забросил докторскую и основал свою первую компанию. А за ней и другую.

Миссии всех его компаний не могут не впечатлять планетарной масштабностью. Как и миссии других техномиллиардеров — Джеффа Безоса или Марка Цукерберга. Видоизменить саму идею труда, переселиться на Марс, спасти человечество от мировой катастрофы, жить в оболочке своей голограммы даже после смерти, странствовать по метамиру, отключившись от этого мира.

«Метавселенная — это одновременно и воплощение нового витка капитализма, и способ избежать его проблем. Мировые техномиллиардеры создают сейчас новый капитализм — маскизм. Маск, который любит потроллить конкурентов, посмеялся и над идеей метвселенной Цукерберга. Но миссии на Марс и на Луну, и метавселенная — это все маскизм: экстремальный, внеземной капитализм, где цена акций на бирже определяется не столько доходом, сколько фантазиями из научно-фантастической литературы», — пишет историк Джилл Лепор.

Незаметно, вместе с этими великими планами и невероятными техническими достижениями, человечеству забрасывается еще одна идея: только техномиллиардеры и могут спасти нас.

Парадокс ситуации в том, что техномиллиардеры, одержимые идеями решить всё и любой ценой, вдохновляются книжками, которые принципиально осуждают одержимость бездушной технологией, одержимость сплошным маркетингом, алчность, колониализм и жажду наживы.

Маскизм, конечно, появился не на голом месте. Его корни — в американском движении технократов 1930-х годов, во главе которого был дед Илона Маска — Джошуа Халдеман.

Технократы тридцатых верили в то, что все вопросы на свете можно решить при помощи технологий и инженерии, а остальное не имеет значения. Они не верили в демократию, политику, валюту, ненавидели коммунизм и капитализм, хотели избавиться от имен и кто-то из них даже прославился тем, что на конференции выступал под именем «1x1809x56». А Илон Маск назвал своего младшего сына X Æ A-12.

Важная деталь: дед Маска выехал с семьей в ЮАР в 1950 году, как раз в разгар апартеида. Джошуа Халдемана привлекла возможность попасть в безоблачный рай для белых. Все остальное не имело значения.

Маск, родившийся в 1971-м в той самой ЮАР, рос в атмосфере привилегированных людей, но при этом в подростковые годы с восторгом читал «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса.

На печатной машинке Адамса, когда он писал эту книгу, была наклейка «остановить апартеид». Маск же вынес из книги мысль о том, что правильно сформулированный вопрос дает простой и точный ответ (знаменитый ответ на все вопросы Вселенной — 42!).

Он взял из книги название корабля «Золотое сердце» и так же решил назвать один из кораблей для полета на Марс. Но, кажется, он не обратил внимания издевательское описание техномиллиардеров будущего — людей, которым надоело все вокруг, которых раздражает недостаточно розоватый оттенок моря на закате солнца и которые из прихоти берутся за развлечение для богатых, начиная строить свои планеты.

Джилл Лепор намекает, что технологии и инженерия не способны решить всех проблем планеты, точнее, корень этих проблем. Ведь они в каком-то смысле и есть тот корень.

Корабли из научной фантастики и из сегодняшней реальности маскизма способны на всё — разве что там нет места обычному человеку, с живым сердцем и реальными пороками. Потому что они его просто не видят.

Профессор Джилл Лепор также напоминает о современных научно-фантастических историях, например антиутопии известной в Беларуси Маргарет Этвуд (ее для нас перевела Ольга Калацкая), которые вряд ли захочется читать новым техномиллиардерам. Эта новая литература «кричит» нам, что с метавселенной нужно срочно соскакивать. Потому что ценности — это важно. Не менее важно для нашего выживания, чем технологии.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?