Одной из стран, принявшей у себя больше всего эмигрантов из Беларуси, является Польша. Попытались подсчитать, сколько соотечественников переехало туда в последнее время и в каких условиях они оказались.

Согласно информации Министерства иностранных дел Польши, с июня 2020 до конца июля 2021 года Польша выдала белорусам 178 711 виз. В их числе также визы Poland.Business Harbour для стартаперов, программистов и предпринимателей в IT-сфере (а также для членов их семьи). Таких белорусам за год с небольшим (с момента открытия программы) выдали 22 тысячи виз.

Данные по состоянию на ноябрь 2021 года, по информации Polish Investment and Trade Agency.

Отдельную категорию составляют гуманитарные визы: они выдаются активистам, людям в группе риска, тем, кто выезжает из страны из-за политических репрессий. 

Рост выданных гуманитарных виз просто впечатляет: до начала связанных с выборами событий в 2019 году белорусам выдали всего 7 гуманитарных виз, а уже с июня 2020 года по июль 2021-го — 12 190.

С декабря прошлого года наличие такой визы открывает возможность легально работать в Польше — такие изменения были специально внесены в польское законодательство в качестве меры поддержки.

Людям, которым в родной стране грозит преследование или реальный риск здоровью, в Польше можно получить международную защиту. Как сообщил «Нашей Ниве» пресс — секретарь Управления по делам иностранцев Якуб Дудяк, в 2021 году международную защиту получили 943 белоруса. В 2020-м таких было 81, а в 2019-м всего трое.

«Шелтер в Белостоке был подарком судьбы»

Среди тех, кому в итоге одобрили запросы на международную защиту, были почти все белорусы, прошедшие через шелтер в Белостоке, открытый силами диаспор и фонда «Страна для жизни».

«Шелтер для белорусов открыл двери в декабре прошлого года. За полгода существования мы приняли около 40 человек. Основную часть составляли студенты, которым грозило уголовное преследование или призыв в армию после отчисления. Также у нас жили семьи с детьми. Людей вывозили на границу без виз, без ничего. Им организовывали зеленый коридор, и мы их здесь встречали», — рассказывает Марина Лещевская, экс-волонтер шелтера.

Бывший торговый агент Наталья из Мозыря вместе с 11-летним сыном прибыла на границу именно так — без визы, с пустыми руками. В Беларуси ей грозило уголовное дело из-за активизма: женщина волонтерила возле РОВД, расклеивала листовки по городу. Сначала она пыталась снимать в Польше жилье, но поняла, что без работы не сможет его потянуть.

Белосток. Фото: wikimedia.org.

«В Белостоке мощная белорусская диаспора, и активисты предложили мне поселиться в шелтер с ребенком. Это было просто подарком судьбы, иначе пришлось бы ехать в лагерь для беженцев, наверное. Нас поселили в отдельное помещение с кухней и санузлом.

Мы прожили там несколько месяцев, пока я не нашла работу. Я работаю в Белостоке, на одном из предприятий, где убираю помещения, но хочу хорошо выучить польский и потом или пойти учиться, или получить лучшую работу», — рассказывает Наталья.

На данный момент шелтер прекратил работу, так как диаспоры собирали финансирование для него на полгода. Но и все его обитатели уже разъехались, устроившись в Польше самостоятельно. 

«Необходимости продолжать проект как таковой не было. Но волна белорусов, переезжающих сюда, не прекратилась, — объясняет Марина Лещевская. — Мы помогаем им уже точечно. Недавно женщина в возрасте 50+ приехала в Белосток без одежды и денег — организовали сбор средств. В экстренной ситуации все всегда оперативно включаются. Плюс мы оказываем эмигрантам помощь в интеграции, в юридических вопросах».

Данные по состоянию на ноябрь 2021 года.

«Первое время после выборов машины скорой помощи встречали белорусов прямо на погранпереходах»

Помощь белорусам, пострадавшим от насилия и репрессий после выборов, организует и Белорусский дом в Польше.

«Если до августа 2020 года мы проводили конференции, образовательные визиты, молодежные обмены, информационные кампании и культурные мероприятия, то потом работа перевернулась на 180 градусов. Помочь землякам стала нашим моральным долгом.

После 9—11 августа мы анонсировали сбор средств в Польше и переключились исключительно на деятельность по помощи политическим репрессированным: на визовую поддержку, медицинскую и психологическую реабилитацию, стартовую финансовую помощь, юридические консультации. Мы постоянно организуем бесплатные курсы польского языка для репрессированных белорусов, опекаем несколько семей политзаключенных внутри страны», — рассказывает руководитель Белорусского дома Алесь Зарембюк.

По данным организации, в августе—декабре 2020 года в рамках новой программы для репрессированных она помогла 403 потерпевшим. Абсолютное большинство, 321 человек, подверглись прямым репрессиям: задержаниям во время мирных акций, физическому и психологическому насилию со стороны должностных лиц. Также в это число входят люди, получившие угрозы из-за активной гражданской позиции, те, против кого возбудили уголовные дела, предприниматели с «оппозиционным» бизнесом, которые были вынуждены закрыть его и бежать из страны. 

«Первое время после выборов машины скорой помощи встречали белорусов прямо на погранпереходах в Тересполе и Кузнице. 127 человек получили медицинскую помощь в госпитале Министерства внутренних дел и администрации в Варшаве, а также физическую и психологическую реабилитацию в санатории в Душниках-Здруй. Мы также организовали соотечественнику сложную операцию после перелома руки. Рука была сломана в нескольких местах в результате избиения сотрудниками ОМОНа.

Помогали мы, например, профинансировать операцию журналисту Яну Роману: в 2020-м в Гродно его сильно избили омоновцы, сломали нос — пришлось хирургически восстанавливать.

Недавно Белорусский дом профинансировал еще одну сложную операцию. Белоруска, как она утверждает, была избита сотрудниками милиции. Она долго не могла ходить, а после нейрохирургической операции должна полностью восстановиться и вернуться к нормальной жизни

Всего мы оказали помощь около 20 лицам с серьезными проблемами здоровья — тем, кому нужны были медицинские операции. Жаль, что не все репрессированные хотят об этом публично рассказывать, поэтому не все могут узнать о возможности лечения в Польше. Ну, и, конечно, важно, чтобы каждое преступление так называемой милиции было документально зафиксировано», — комментирует Алесь.

При этом, говорит собеседник, люди продолжают бежать из страны. Только в октябре в Белорусский дом с просьбами о помощи в той или иной форме обратился 221 белорус, а за ноябрь — более 180.

Число людей, получивших в Польше виды на жительство, в последнее время также сильно возросло: 8080 человек в 2020 году против 14 430 в 2021-м.

64% белорусов с видами на жительство в Польше — это люди в возрасте от 18 до 40 лет. Мужчин среди них больше — 55%. 20 тысяч белорусов получили постоянные виды на жительство на основании польских корней, карты поляка. Но самый активный рост сейчас наблюдается в предоставлении временных видов на жительство в связи с устройством на работу: такими документы предоставлены более чем 10 тысяч белорусов.

Отдельной категорией белорусских граждан, которые могут находиться в Польше, являются люди, выезжающие туда на сезонные работы. Согласно данным Департамента рынка труда, в первом полугодии 2021 года было подано более 40 тысяч заявлений от работодателей по найму граждан Беларуси. За аналогичный период 2020-го таких насчитывалось около 30 тысяч, что также может свидетельствовать о том, что все больше белорусов старается трудоустроиться за границей.

28,8 тысяч белорусов проживают в Польше на постоянной основе — с официальными документами вроде видов на жительство (сюда не входят те, кто временно находится на территории Польши в рамках безвиза или на основании виз).

Белорусы на втором месте среди иностранцев — больше в Польше только украинцев.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?