После вынесения приговора жена правозащитника Оксана Судаленко обратилась в Гомельский областной суд с просьбой о предоставлении свидания в надежде, что уголовное дело уже направлено туда для обжалования. Однако ее заявление перенаправили в Центральный суд г. Гомеля, где судья Сергей Соловский, который вынес приговор Леониду, оперативно дал согласие на свидание. Жена Леонида Судаленко рассказала, как прошла встреча с мужем.

«Я не ожидала, что так быстро рассмотрят наше заявление и предоставят нам свидание, потому что все свидания, которые были до этого, мы получали с боем. Супруг также не ожидал и был удивлен, что нам позволили встретиться. Он так и сказал: «Я удивлен, что ты пришла. Как тебе дали свидание?» Вот, видимо, снизошли», — говорит Оксана.

Встреча супругов длилась два часа в специально оборудованной комнате через стекло и с помощью телефонных трубок.

«Муж держится молодцом, он — борец, кроме того и меня всячески старается поддержать, потому что я осталась одна со всеми семейными делами и проблемами.

Леонид выглядит слегка уставшим, но я могу предположить, что условия в СИЗО наносят свой «яркий» отпечаток, в том числе нагрузка на глаза большая. У него со зрением не совсем все в порядке было и на свободе, а теперь ему нужен более яркий свет: он отвечает многим людям на письма, сам пишет всевозможные ходатайства. Мне муж особо не жалуется ни на что, я конечно, интересуюсь, чем могу помочь — может витамины какие дополнительно передать. Хоть он не акцентировал внимание на состоянии здоровья, я прекрасно знаю, что в условиях СИЗО врачебная помощь оказывается самая минимальная, да и то под вопросом.

Леонид бережет свое здоровье, но попросил передать предварительно те лекарства, которые могут ему понадобиться».

Известно, что Леонида Судаленко перевели в другую камеру: раньше он был в камере на четверых, а теперь — на 10 человек, большинство из сокамерников курит, что вызывает дополнительные трудности.

Родные, друзья, коллеги и неравнодушные люди пишут правозащитнику письма, но не все из них ему передают.

«Даже мои письма, которые посылаю через платный сервис Белпочты, доходят с задержкой. Что-то придерживают, что-то не отдают — цензура как работала, так и работает. В плане получения корреспонденции ситуация неудовлетворительная», — подчеркивает супруга Леонида Судаленко.

Также она отмечает, что налоговая инспекция запросила декларацию о доходах правозащитника за 2014—2020 года, предоставление которой в условиях СИЗО выглядит нереальным: нет доступа к документам, чекам, чтобы можно было доказать, что все налоги уплачены.

«И муж сейчас с налоговой инспекцией затеял переписку: ждет ответ, каким образом он может предоставить декларацию. И вообще, мы не понимаем, почему налоговая направила запрос, если за последние как минимум три года муж подавал декларации, а за 2020 год я сама лично подавала. Почему эти годы также включены? Возможно, есть какой-то запрос. Но сейчас не только у мужа истребуют эту информацию, по стране многие люди сталкиваются с подобной проблемой. С единственным «но»: если у человека есть хоть малейшее право получить, просмотреть, проверить информацию и убедиться, что действительно что-то где-то не было учтено, то у моего супруга такой возможности нет».

Оксана Судаленко рассказала, что много обсуждали с мужем вопросы семьи и новогодних праздников:

«У нас есть традиция: муж каждый год выступал Дедом Морозом и организовывал Новый год. И мы обговаривали подарки, кого и каким образом поздравить, что лучше сделать».

Жена правозащитника отметила, что его интересует все происходящее в стране, но у Леонида информационный вакуум: он мало о чем знает, потому что из газет получает только «Советскую Беларусь», «Гомельскую правду» и «Народную газету», где нет никакой актуальной информации.

«Муж верит, что рано или поздно все должно измениться, закончиться, и наступит переломный момент. Я знаю своего мужа, он не оставит это политическое дело в отношения себя — это точно. Так как он любит защищать простых людей, помогать им советом, делом, всем чем угодно, думаю, он и сейчас не остается в стороне: при любой возможности подскажет как, кому и что нужно сделать. И те незаконные политические статьи, которые людям были инкриминированы, и та ситуация, в которой мы тоже оказались, мой муж не оставит все это просто так и все-таки добьется справедливости. Даже если ему придется отсидеть, он все равно свое имя честное отстоит и вернет его себе обратно».

Напомним, 3 ноября правозащитнику Леониду Судаленко присудили три года колонии общего режима по двум статьям УК: якобы за организацию и подготовку действий, грубо нарушающих общественный порядок (ч. 1 ст. 342 УК), и обучение и подготовку лиц для участия в таких действиях, а также их финансирование или иное материальное обеспечение (ч. 2 ст. 342 УК). Суд проходил в закрытом режиме.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?