10 августа 2020 года Светлана Тихановская и Максим Знак подошли к Центральной избирательной комиссии, чтобы подать документы и опротестовать результаты. У входа стоял кордон силовиков в темной форме с автоматами. Внутри ждали двое мужчин — одним из них был Андрей Павлюченко, глава Оперативно-аналитического центра при Лукашенко.

Мужчины сказали Знаку отойти, потом провели Тихановскую в темную комнату и закрыли дверь. «Ваша кампания закончена», — сказал ей Павлюченко. Ей предложили выбор: сесть за решетку и отдать сына и дочь на воспитание другим или немедленно покинуть страну (уже ждала машина).

«Все, о чем я могла думать, это о моих детях», — сказала она.

Через несколько часов Тихановскую вывели к черному ходу. Она прошла мимо Знака. «Извини, Макс», — сказала она, когда ее вытолкали за дверь.

Мужчины везли Тихановскую через город — в это время там собрались протестующие, многие скандировали ее имя. Это было настолько громко, что казалось, окна машины вибрируют.

«Посмотри, что ты натворила», — сказал один из мужчин. Спустя несколько минут они были дома у Тихановской, ей сказали собрать сумку. Там к ней присоединилась Мария Мороз, глава штаба.

Женщин посадили в машину Марии, Павлюченко сел на пассажирское место. Милицейские машины сопровождали их спереди и сзади. Примерно в три часа ночи они приехали на литовскую границу, где ждали двое маленьких детей Марии Мороз.

Павлюченко вышел и сказал им ехать через пограничный пост, который, казалось, был подготовлен к их прибытию. Тихановская на мгновение подумала, что ее могут застрелить, но машина продолжала движение.

На следующий день появилось то самое видео Тихановской из кабинета Ермошиной.

Тихановскую отвезли на конспиративную квартиру в Вильнюсе. У нее не было с собой ничего, кроме одежды и небольшой сумки с запасным слуховым аппаратом для сына. Она чувствовала, что бросила протестующих на произвол. «Люди верили в меня. Я чувствовала, что изменила им», — сказала Светлана.

Журналист спросил также, может ли она представить, что через пять лет все еще будет бороться с системой Лукашенко. «Я не могу себе этого представить. То, что мои дети проживут пять лет без отца — абсолютно нет», — ответила Светлана Тихановская.

Ранее Лукашенко озвучивал свою версию отъезда Тихановской из страны. Он заявлял, что она сама пришла к Павлюченко и просила помочь ей уехать, а потом звонила Лукашенко, чтобы тот дал ей денег. 

Читайте также:
Встречались ли в Швеции Макей и Тихановская?

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?