Экономист Екатерина Борнукова так комментирует это заявление:

«Здесь сложно пока понять, о каких проектах идет речь. Скорее всего, они очень разные. Вероятно делалось так: на предприятия спустили задачи и вопросы, какие импортозамещающие производства вы бы могли организовать на своей базе? И кто что мог придумывали, составляли планы проектов, из которых выбрали 47 самых более-менее приличных.

Что касается денег. Внешние инвестиции у нас всегда играли довольно скромную роль, поэтому сейчас, наверное, тоже рассчитывают на внутренние средства. А речь идет о 8 миллиардах рублей — это, возможно, надежда на собственные средства предприятий, так как многие накопили прибыль в этом году. Но, по моему мнению, этого все равно не хватит, соответственно будут нужны кредиты.

Мы постоянно сейчас слышим от правительства, что нужно запустить инвестиционный цикл, но инвестиции второй год подряд падают. Поэтому очевидно, что у нашей экономики без административного вмешательства нет ни средств, ни хороших идей для производства инвестиций.

Из-за этого правительство может иметь большой соблазн как-то административно подтолкнуть процесс, возможно, даже вернуться к директивному кредитованию — но ведь для этого нужно будет преодолеть сопротивление Нацбанка».

Директивное кредитование — это кредитование госпредприятий по сниженным ставкам или при условии, что часть денег покрывается государством. Но ведь это будет фактически тем самым запуском станка по печати денег, против чего выступает Нацбанк и что может привести к очередному кризису. Или нет?

«Это раньше нередко приводило к нашей экономической нестабильности, инфляции и так далее. Сейчас, правда, скорее всего, разговор не о таких масштабных событиях, как были раньше, поэтому есть надежда, что все будет сделано аккуратно, — говорит Борнукова. — Пока что Нацбанк действительно сопротивляется, но ведь у нас сейчас почти экономика военного времени, мы в кругу врагов, и так далее, соответственно можно идти и на крайние меры. Даже импортозамещение — это же ответ на санкции.

Но нужно понимать еще один важный момент. Даже если не начнут печатать деньги, даже если отыщут деньги в бюджет или найдут кредит, то это все равно политика, обреченная на провал. Возникая искусственным образом, она никогда не давала результатов ни в какой стране.

Беларусь — это маленькая открытая экономика, она не сможет существовать без импорта, исключительно на самообеспечении. Это не гигантская экономика Китая, России или США, которая теоретически может производить все товары внутри. У нас это физически невозможно и экономически нецелесообразно, ведь если мы раньше что-то импортировали, это значило, что приобретать это было дешевле, чем производить аналог самим.

Если же мы захотим импортозамещать, то, скорее всего, будем не только производить сам продукт, а еще и запретим импорт конкурентов. Это приведет к тому, что людям придется платить больше.

Соответственно это импортозамещение может в той или иной форме ударить непосредственно по карману белорусов».

Но насколько слова Червякова близки к реальности? Импортозмещение — это уже план действий? Или пока только слова?

«Может, и план, но надо соотносить его с реальностью. В конце прошлого года также были планы активных инвестиций на этот год — и они просто не сбылись. Инвестиции не выросли, а упали, и проблема здесь не в иностранных деньгах, никто не хочет инвестировать внутри страны.

Поэтому будут пытаться реализовать что-то, но не факт, что удастся сделать все запланированное. Министерство экономики не имеет стопроцентной власти над этой самой экономикой, так как она работает по своим законам. Правительство может решать, как тратить государственный бюджет, но ведь в остальных решениях он будет ограничен рыночными силами и экономическими законами», — объясняет Катерина Борнукова.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?