«Наша Нива» связалась с Адамом Глебовичем. Теперь он дома. 

Ранее сообщалось, что к Шпаковскому пришли якобы из-за жалоб соседей: мол, «достал своим белорусским языком».

Сам пенсионер комментирует это так: «Такую версию я слышал, она всплывала во время разговоров с милиционерами. Конечно, существует вероятность, что в подъезде живет человек, которого раздражает белорусский язык, но кто это конкретно, я не знаю. 

Считаю, что эта версия про соседей — так, для прикрытия. На самом деле, может, пришли из-за того чата, администрирование которого мне приписали. Хотя там ситуация такая: действительно был чат, но он был посвящен местному самоуправлению, что предусмотрено законодательством. Там обсуждались исключительно легальные вопросы, его называть деструктивным ни в коем случае нельзя. И если в том чате появлялись новые участники, им автоматом давались права администратора. Такая пометка была и у меня, хотя я никакой организационной деятельностью там не занимался».

Однако Шпаковскому присудили сначала 15 суток, как он сам говорит, за 20-сантиметровый стоявший на подоконнике бело-красно-белый флажок. 

Потом — еще 12 суток. Говорит, его уже оформляли на выход, но так и не отпустили. Заявили, что снова задержан, но теперь уже за демонстрацию свастики.

«С моего аккаунта был прислан критический текст о ситуации в нашем государстве, в качестве иллюстрации был рисунок, на котором была свастика. За это я получил еще 12 суток», — говорит Шпаковский.

«Оба раза судили меня по скайпу. Бытовые условия нормальные, лучше, чем у многих. Количество людей в камере никогда не превышало числа коек. Матрасы были, одеяла давали. Насилие ко мне не применяли. 

Теперь Шпаковский на свободе. А его деньги пока у следователей. 

«Это наши семейные деньги, мы это можем легко доказать. Там крупная сумма, но та цифра, которую называла милиция, все же значительно преувеличена.

Кстати, сначала, после задержания, пытались как-то вытянуть из меня, что я занимался финансированием протестов. Но потом не было вопросов, чтобы я доказывал, что деньги мои. 

Теперь, насколько я знаю, никакого уголовного дела на меня нет. Я обращался с просьбой вернуть мне мои средства и имущество, но ответ был, что «продолжаются следственные действия».

Если со смартфоном я еще понимаю, какие действия могут продолжаться, то какие же могут быть действия с деньгами?» — удивляется Шпаковский. 

Но он считает, что рано или поздно деньги вернет. 

«Деньги вернутся. Как говорил старый мудрый маг: рано или поздно, так или иначе. Но не факт, что скоро», — сказал пенсионер.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?