Дмитрий с семьей. Фото: личный архив

Родился Дмитрий Волк в Барановичах. После окончания школы он сразу пошел работать, чтобы иметь возможность заплатить за свое обучение в университете. Он заочно учился на экономиста.

Дмитрий работал на стройке в Минске. Но скоро у него начались проблемы со спиной и он решил, что ему нужно переквалифицироваться в тестировщика.

«Изучил сферу он сам, у него все очень хорошее получалось. С 2008 года он пошел в ИТ. Работал на российскую фирму, потом оформил ИП», — рассказывает его жена Маргарита.

До 2020 года Дмитрий не интересовался политикой. Но после выборов он вместе с Маргаритой активно участвовал в акциях протеста.

«Когда они переросли в дворовые марши, пытались такие организовывать в Смолевичах, — говорит она. — В феврале прошлого года нас всех задержали на концерте под Смолевичами, Диме дали 15 суток, меня выпустили на третьи, так как у нас двое детей (сейчас им 6 и 9 лет).

Силовики стали активно интересоваться мужем, он вел наши местные телеграмм-каналы, писал посты к акциям. Когда его отпустили, мы решили, что ему будет лучше уехать из страны. Через пару дней он поехал в Киев, жил там месяц, ждал нас. Но у ребенка началась аллергия, врачи посоветовали переезжать к морю, поэтому выбор пал на Одессу. С июня 2021-го по февраль этого года мы жили там».

Дмитрий с Евгением. Фото: личный архив

Через несколько дней после начала войны Дима вывез семью в Молдову. Мужчина решил возвращаться обратно в Одессу после того, как почитал новости о гибели детей.

«Единственным моим условием было, что дальше Одессы он никуда не уедет. Они с белорусами, которые там остались, пришли к выводу, что нужно создать отряд. Хотели вступить в ТРО (силы территориальной обороны ВСУ. — НН), но были трудности, потому что белорусы».

Амуницию отряду помогли приобрести белорусские диаспоры.

Потом произошел конфликт с некоторыми бойцами из полка Калиновского. По словам Маргариты, какое-то время ребята из отряда были вынуждены прятаться в разных квартирах, так как боялись выйти на улицу из-за угроз, поступавших в их адрес от калиновцев.

«Тогда я стала просить Диму уехать из Одессы. Одно дело война, а другое — конфликт со своими же. Он решил, что приедет к нам на какое-то время. Мы тогда были в Черногории, в Молдове было опасно из-за Приднестровья. Он вместе с Женей выехал к нам».

Последний раз Маргарита созванивалась с Дмитрием 14 июня утром.

«Он вместе с Женей приехал на границу с Румынией и там их не пропустили транзитом. Они двинулись на другой пропускной пункт — там въехать удалось. Он мне в 12 часов дня сбросил фотографию с Женей, что они прошли границу. И после этого они перестали выходить на связь. Утром я уже точно поняла, что что-то случилось. Начали искать информацию по ДТП в Румынии. И первое, что было, это новость о них», — вспоминает она.

Дмитрий с Маргаритой. Фото: личный архив

Дмитрию было 35 лет, когда он разбился на дороге.

По факту аварии было возбуждено уголовное дело на водителя фуры, с которой произошло столкновение. Тот водитель, говорит, что ехал нормально, а белорус выехал на встречную полосу. Маргарита, которая видела материалы уголовного дела, считает иначе. Она считает, что двигавшуюся навстречу фуру повело, Дмитрий пытался ее объехать по другой полосе, но прицеп грузовика снес его машину, когда она уже выехала на обочину.

«У Димы была черепно-мозговая травма, он погиб на месте. Женю еще два часа пытались спасти. Видела фотографии в уголовном деле с места катастрофы, это дикий ужас.

У него была проломленная голова с левой стороны. По словам следователей, они таких страшных аварий в Румынии не видели», — делится жена.

Маргарита говорит, что муж для нее был опорой. Она была за ним как за каменной стеной.

«Если чем-то занимаюсь, то отвлекаюсь, конечно, от мыслей, — говорит она. — Но периодически очень сильно накатывает. Поэтому сейчас еще, наверное, не пришло полное осознание того, что я одна за все отвечаю.

Познакомились мы с ним в Барановичах, это было 1 декабря 2006 года на дискотеке. Я приезжала туда часто к родственникам. Пообщались с ним месяц, потом три месяца не созванивались. На Пасху он мне прислал сообщение со стихами, предложил встретиться, и с тех пор мы были всегда вместе. Он волнительно относился к нашим первым встречам, у него даже руки дрожали. Любил обнимать, целовать. Тресся надо мною, как над принцессой.

Дети, пока я была в Румынии полторы недели, жили у наших друзей. Периодически тоже плачут, грустят.

Мы Диму кремировали, дома стоит две урны. К фотографии дети приносят рисунки».

Две урны были заказаны для того, чтобы один прах, как и просил Дмитрий, развеяли над морем, а другой, как хотят родители мужчины, — отвезли в Беларусь для похорон.

«Его родителям нужно куда-то приходить к сыну, в Черногорию так постоянно летать сложно. Дима, когда уезжал в Украину, говорил, что если с ним что-то случится, то он не хочет, чтобы его похоронили на оккупированной территории, и сказал мне тогда, чтобы развеяли прах над морем.

Документы для ввоза в страну у нас есть.

Другое дело, что определенные белорусские структуры интересовались Димой и Женей. Я волнуюсь, чтобы у его родителей власти не отобрали урну. Пока будем исполнять его волю, а насчет похорон посмотрим со временем.

Я обещала Диме, что, когда он приедет, я покажу ему красивые места в Черногории. И как бы странно это ни звучало, я вместе с его родителями провезу урны по ним, потом запланироваем дату прощальной церемонии в Черногории. Когда будут похороны в Беларуси, пока сложно сказать, но будем делать все, чтобы передать урну».

Читайте также:

Айтишник, родом из Жодино. Рассказываем об одном из добровольцев из бывшего отряда «Ліцвін», который разбился в аварии в Румынии

Клас
3
Панылы сорам
Ха-ха
1
Ого
Сумна
33
Абуральна
5

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

0
Р6619 / Ответить
07.07.2022
Што там за каламутнай канфлікт з Каліноўскім?
0
Р6619 / Ответить
07.07.2022
Р6619, Re: Што там за каламутны канфлікт з каліноўцамі?
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера