«Сложный вопрос. Когда я оглядывалась назад на уходящий год, я подумала, что мне трудно найти что-то радостное. Ведь ты постоянно не можешь принадлежать красивой осени в красивом Берлине.

Но в сознании все время Беларусь. Новости оттуда, которые я читаю с утра, всегда очень тяжелые, если не сказать ужасающие. Но я нашла в памяти сильное впечатление и чувство радости.

Это было, когда я читала последние слова в судах белорусских протестующих.

Сначала я прочитала последнее слово Полины Шарендо-Панасюк. Я была в восторге от этой силы, уверенности в себе, веры.

Еще меня поразило последнее слово Степана Латыпова, наших ребят и девушек — студентов.

Боже мой, им же всего по 19 лет, но как достойно, как красиво они говорили! И это было радостное ощущение.

Я иногда поддавалась мнению, что молодые люди вне политики, что они живут в компьютере. И оказалось, что это неправда, что это очень красивые и достойные люди. Такие молодые и такие сильные.

Я смотрела на их лица, на лица их родителей.

У меня было чувство гордости и открытия. Мы не знали свой народ, мы его открыли на маршах в августе. И мы открываем его для себя сейчас, во время судов», — ответила Светлана Алексиевич.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?