Рейс «Афины-Вильнюс» летел над Беларусью 23 мая 2021 года. 

Поляки: в этот день работал диспетчер Олег Галегов. Около 9:00 универсального времени (12:00 по минскому времени) в зал контроля полетов вошли руководитель «Белаэронавигации» Леонид Чуро и человек, которого в Польше назвали сотрудником спецслужб. После этого Чуро ушел.

Спецслужбист проинформировал диспетчеров, что на борту самолета Ryanair находится бомба, и он должен сесть в Минске. 

Вот что рассказывали представители белорусского Департамента по авиации: в 12.30 по белорусскому времени самолет вошел в белорусское воздушное пространство, а в 12.31 диспетчер сообщил пилотам о бомбе.

«У нас есть информация от спецслужб, что у вас на борту бомба. Эта бомба может быть активирована над Вильнюсом», — говорит диспетчер в 12.31. Расшифровку переговоров Департамент по авиации опубликовал на своем сайте. 

Польские спецслужбы утверждают, что были предприняты меры для того, чтобы разговоры с рейсом не были слышны в других самолетах. При этом якобы обслуживанием рейса занимался один диспетчер под контролем спецслужбиста. В ролике говорится, что мужчина связывался по телефону с человеком, которого называл Андрей Анатольевич.

Диспетчер сообщил пилоту, что письмо с угрозами о бомбе поступило в аэропорты нескольких стран. Также он порекомендовал самолету сесть в Минске. Пилот уточнил: кто рекомендует сесть в Минске? Компания, аэропорт вылета, аэропорт прилета? 

Диспетчер говорит: это наша рекомендация.

Здесь поляки настаивают: диспетчеру подсказывал тот самый таинственный офицер. В качестве доказательства приводится фрагмент аудио, где мужской голос на русском языке подсказывает в ходе переговоров диспетчера с пилотом.

Затем в расшифровке переговоров, опубликованной белорусской стороной, пилот уточняет о коде опасности: зеленый, желтый, оранжевый, красный?

Диспетчер отвечает: код красный.

На аудиозаписи поляков слышно, как диспетчер переводит неизвестному вопрос пилота на русский язык. Неизвестный говорит: скажи, код красный.

После этого пилот разворачивает самолет для посадки в Минске. До выхода из белорусского воздушного пространства оставалось две минуты полета. После этого, утверждают поляки, тот неизвестный, которого они называют офицером КГБ, покинул зал контроля полетов.

Также поляки обращают внимание, что письмо о бомбе аэропорты Вильнюса, Афин, Софии, Бухареста и Киева получили в период с 9.25 до 09.34 универсального времени (с 12.25 до 12.34 по минскому времени), а в аэропорт Минска оно поступило только в 09.56 универсального времени, т.е. в 12.56 по минскому времени, уже после того как диспетчер рассказал о бомбе пилоту.

Также белорусская сторона заявляла, что письмо о бомбе поступило от боевиков ХАМАСа. Вот только ХАМАС официально опроверг свою причастность к «минированию». 

А компания Proton Technologies, предоставляющая услуги защищенной электронной почты, официально подтвердила, что письмо с угрозой, на которое ссылались власти Беларуси, было отправлено через 24 минуты после того, как о минировании сообщили капитану воздушного судна.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера