Об отсутствии явного плана перед референдумом

Много времени в стриме было посвящено обсуждению референдума. Ведущий сам задавал вопросы, посвященные плебисциту. Его подписчики также интересовались, в частности, состоится ли он вообще.

«Препятствий, чтобы провести референдум, сейчас нет, — считает Артем Шрайбман. — Он проводится в условиях закрученных гаек. Новая Конституция начнет действовать, а потом, как и прописано, можно совмещать две должности — президента и председателя Всебелорусского народного собрания. Очевидно, норма написана под Лукашенко, и понятно, что он хочет воспользоваться ею».

В то же время аналитик не считает, что у Лукашенко есть долгосрочные планы: «Мне кажется, что он многое решает по принципу «об этом я подумаю потом». Это тактическое, одношаговое мышление. Он будет думать о том, что делать с новой конфигурацией власти, когда построит ее».

Если бы сам Артем Шрайбман пошел на референдум, то поставил бы два крестика в бюллетене: «Но это был бы символический шаг, без особых надежд на успех кампании».

Что будет после референдума

Как полагает аналитик, после референдума жажда мести у власти снизится и некоторые политзаключенные смогут выйти на свободу: «Очень точечная амнистия возможна. Когда на горизонте нет электоральных кампаний и повода бесконечно закручивать гайки… Силовики будут предлагать это делать, но окно возможностей для условных несиловиков в системе появится».

Согласно информации Артема Шрайбмана, по некоторым политзаключенным сейчас продолжается процесс закулисного торга.

«В экономике после референдума ситуация будет зависеть от двух факторов», — продолжает он.

Во-первых, от санкций. Во-вторых, от того, продолжит ли Россия поддерживать кредитами.

Надо учитывать еще одно обстоятельство — в случае введения американских санкций против РФ, это тоже сильно ударит по белорусскому рублю, акцентирует внимание аналитик.

А что если возобновятся протесты?

По мнению аналитика, протест может победить не только в случае повторения такой же массовости, как в 2020-м году, но и при условии настойчивости людей: невыход на работу, отказ уходить с улицы даже под воздействием первоначального насилия со стороны силовиков. 

«Тогда элита начнет крошиться. Но на практике я не уверен, что сейчас люди неожиданно соберутся и выйдут на мирный протест», — говорит аналитик.

Возможный преемник и лучший сценарий для автократа

Артем Шрайбман не исключает, что в силу каких-то обстоятельств Лукашенко будет вынужден назначить послушного преемника. Однако после событий в Казахстане «вероятность этого снизилась, а сроки подвинулись».

Отличительной чертой белорусской ситуации он считает безальтернативность Лукашенко внутри страны:

«В отличие от клана Назарбаева в Беларуси нет конкурирующих группировок. Единственный клан — это уже пирамида. Но если появится альтернативный центр, пусть номинальный, в кризисный момент он может взять власть в свои руки. Это может случиться, если Лукашенко займет пост председателя Всебелорусского народного собрания. Но в ближайшем будущем я не вижу возможности такого развития событий».

А сценарий, который кажется аналитику возможным, — — назначение на важные посты сыновей Лукашенко, что гарантировало бы ему сохранение позиций после ухода из власти.

При этом гость украинского блогера не исключает, что Лукашенко придется стать автократом, который умрет на своем посту, не дожив до момента, когда все пойдет в разнос: «Это был бы наилучший сценарий для него».

Если Лукашенко вдруг не станет?

Один из вопросов касался внезапного ухода Лукашенко по независимым от него обстоятельствам. Что произойдет в этом случае?

«Очень многое будет зависеть от фигуры номер два в системе, то есть премьер-министра, — ответил Артем Шрайбман. — Сможет ли он удержать власть? Конечно, сразу же начнется борьба, попытки сформировать коалиции. Если это произойдет сегодня, то лучший шанс будет у силовиков».

Будет ли сдан суверенитет?

Болезненная тема — это посягательство на суверенитет Беларуси. Зрители спросили, стоит ли обсуждать такой риск.

«Для Лукашенко, считаю, принципиальный вопрос, как он войдет в историю, — говорит политический аналитик. — Я не знаю, хочет ли он реальный памятник, но точно хочет к себе отношения как к человеку, которому ставят памятники. Он хочет быть основателем белорусского государства. А с этим не соотносится передача страны под полное управление. Можно тактически играться, можно временно уступать куски многовекторности. Однако я не думаю, что он пойдет на полную сдачу Путину, в том числе в силу политического честолюбия».

Успехи и неудачи штаба Тихановской

Немало вопросов было посвящено деятельности штаба Светланы Тихановской. В какой-то момент Артем Шрайбман даже напомнил, что не является его официальным представителем.

По его мнению, в 2021 году штабу удалось сохранить единство демократических сил, не доводя до разборок.

Важная роль касалась представительства на международном уровне, хотя аналитик признал, что действия властей (инцидент с самолетом Ryanair, мигрантский кризис) имели не меньшее значение.

Аналитик предостерег, что штаб постепенно окукливается, ориентируясь только на аудиторию, которая дает фидбэк: «Не звучат новые темы: социальная, экономическая, антикоррупционная повестка, на чем обычно делают политический капитал.

Если Светлана Тихановская будет долго находиться в иммиграционном коконе, то ее легитимность будет ослабевать, и это уже происходит. В случае затягивания статуса-кво до 2025 года, скорее всего, офис Тихановской не будет таким же легитимным, как в конце 2020-го».

По мнению Артема Шрайбмана, Тихановская не является желательным кандидатом для Кремля. Между тем, если она окажется на гребне волны и консолидирует власть, то Россия примет ее.

Читайте также: Стукачи, ментовские прокладки, ссученные. Санников опубликовал пост, в котором досталось всем: «Нашай Ніве», Тихоновской, даже Шрайбману

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?