Друзья Касперовича неформально рассказывали, что его статус непонятен. Мол, он на свободе, но не совсем. Некоторые даже говорили о домашнем аресте. На сообщение в соцсетях сам Дмитрий неожиданно ответил по-русски, что ему несвойственно: «Я немного приболел».

Только 30 июня Касперович смог выехать в Литву, где подробно рассказал свою историю Свободе.

«Я решил прыгать со второго этажа»

Дмитрию Касперовичу 40 лет. Он минчанин. В течение 20 лет входил в патриотические организации — был в «Молодом фронте», потом в Партии БНФ. В 2006 году получил полгода ареста за попытку вывесить бело-красно-белый флаг над Мингорисполкомом. Был признан политзаключенным.

Возил экскурсии по Беларуси. Дмитрий — заядлый путешественник, он посетил более 70 стран мира. После усиления репрессий жил в Варшаве, но вернулся в Минск в первых числах марта.

«Мне показалось, что после референдума может быть определенная оттепель, людей начнут выпускать из тюрем, — рассказывает Касперович. — Были определенные сигналы… Хотя не исключаю, что все это я просто сам себе придумал, скорее всего, что так и было. Я приехал в Минск временно. Нужно было решить определенные юридические проблемы. Буквально через полтора дня после приезда в мою квартиру на улице Беды в десять утра пытались ворваться люди с автоматами, щитами, в масках».

Дмитрий по сей день точно не знает, кто это был, ГУБОПиК или «Альфа». Сначала, по словам мужчины, они звонили в дверь, а потом начали ее выламывать.

«Во мне что-то сработало. Когда-то я занимался скалолазанием; может, со стороны это выглядит каким-то безумием, но мне достаточно просто спуститься с квартиры на нижние этажи. Никакого специального оборудования у меня не было. Сначала постучал в квартиру на третьем этаже — там никого не было. А вот на втором меня пустили. Правда, быстро попросили уходить. Я решил прыгать со второго этажа. Прыгнул на плитку, сломал пятку», — рассказывает Дмитрий.

«Я набрал на whatsapp и предложил встречу»

По словам Касперовича, никто из силовиков не ожидал, что он сможет спуститься с четвертого этажа, поэтому внизу никого из них не было. Дмитрий рассказывает, что в мороз —2 градуса он был босиком. Сначала обратился к таксисту. Рассказал, что к нему пришел ГУБОПиК, но тот не помог. Только потом подвезти Дмитрия к зеленому Лугу согласилась какая-то женщина.

«Мне звонили, обращались на вы: «Возвращайтесь, вам ничего не будет». Ага, вы только что выбили дверь в квартире — и мне ничего не будет. Я прибежал к своему другу А., он мне дал обувь, свитер. Пять дней я прятался в него. У меня был вариант нелегально переходить границу через лес, но как это сделать с поломанной ногой? В то время я передвигался на коляске, а в туалет ходил на четвереньках. В итоге я решил сам выйти на КГБ, с контактом помогли знакомые. Мне дали номер, я набрал его на whatsapp и предложил встречу».

Дмитрий говорит, что свидание происходило на Северном кладбище. Он приехал туда на автомобиле, сотрудник КГБ — тоже на авто.

«В том месте много всяких развязок, чтобы поскорее попытаться убежать. Все держалось на «честном» слове. Он сел в мою машину и мы немного отъехали. Фактически, я сказал, что не против сотрудничества. Ничего тогда конкретного не прозвучало. Через какое-то время мне назначили встречу у бывшего кинотеатра «Смена». Сотрудник КГБ вышел из близкого управления и снова сел в машину ко мне. Он сказал, что не доверяет мне. И в любой момент они могут сдать меня ГУБОПиКу, но предложили пройти разговор на детекторе лжи».

«Спрашивали, знаю ли я сотрудников иностранных спецслужб»

После этого, по словам Касперовича, он вместе с двумя сотрудниками КГБ, которые были приставлены к нему в качестве охранников, поехали домой к Дмитрию. Никто не предлагал подписать бумажку о сотрудничестве. Касперович говорит, что прозвучала идея записаться на видео, но он отказался, никто больше не настаивал.

«Дома у меня было два или три допроса, которые записывались на аудио. Потом ночью мы бухали вместе с приставленными ко мне сотрудниками. Думаю, в квартире тоже стояло прослушивание. Я когда-то уже находил в доме «жучок», еще раньше. Думал, что он маленький, а там такая здоровая штука, ее забросили в такое место, куда я никогда не заглядывал. Разумеется, я мог что-то сказать, но ничего существенного точно не говорил. Я спасал свою жизнь. Как там в израильской армии: если попадаешь в плен, то имеешь право на любые действия с целью сохранения жизни».

Через несколько дней после этого состоялся допрос на полиграфе. Как утверждает Дмитрий, он происходил в отеле «Монастырский», что в Верхнем городе. Во время этой процедуры сотрудников КГБ больше всего интересовало, имел ли мужчина контакты с иностранными спецслужбами.

«Я прошел полиграф. Я со многими общаюсь, у меня много знакомых, откуда я могу знать, работает ли кто-то из них в спецслужбах. Через пару дней из квартиры уехали сотрудники КГБ, которых ко мне приставили. Куда я могу убежать с поломанными ногами? Единственное требование от меня было сообщать обо всех выходах из квартиры. Я так от этого устал, что начал даже грубо отвечать, Нужно ли мне сообщать, если я захочу помастурбировать не в доме? Говорят, нет, о таком не нужно. А вот с кем встречаюсь и разговариваю — обязательно. В то время я сознательно ограничил все свои контакты, чтобы никого не подставить».

«Лучше говорить правду»

Тем не менее известно о задержании двух человек, которые помогали Касперовичу скрываться от силовиков. Некоторые полагают, что именно показания Дмитрия могли быть решающими в тех арестах. Сам мужчина это опровергает.

«У меня есть версия, почему задержали Б. Там могла быть экономическая история, где фигурируют большие деньги. А. просто был вместе на квартире с Б. (В редакции есть имена задержанных. — РС), когда второго пришли задерживать, нашли в телефоне фотки с протестов. Никакого отношения к этому задержанию я не имею».

Дмитрий говорит, что сотрудников спецслужб больше всего интересовали различные представители политической эмиграции.

«Меня постоянно расспрашивали о Варшаве — Латушко, Леончике, почему-то Дианове. Как я понял, у них нет нормальных агентов там, поэтому и решили — вдруг со мной получится. Если бы меня посадили по 342 статье, то ничего особо бы не было, а тут появился шанс, что я буду следить за разными людьми», — говорит Дмитрий.

Когда Касперович выезжал автобусом в Литву, то его задержали на границе.

«Я был в списках на арест. Мне удалось позвонить человеку в КГБ, который пообещал, что меня «отмажут». Через 2,5 часа меня отпустили. Когда я пересек границу, то сразу был готов рассказать свою историю журналистам. Говорить правду — это лучшая защита».

Клас
45
Панылы сорам
56
Ха-ха
19
Ого
28
Сумна
7
Абуральна
31

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

2
Луй на шестом сроке / Ответить
04.07.2022
А сколько людей прямо сейчас сотрудничают с КГБ, остаётся только догадываться.
3
сярэдняя школа нумар 65 / Ответить
04.07.2022
Яшчэ са школьных часоў вядомы быў зашкварнымі праступкамі. Мутны чэл.
0
Іван / Ответить
04.07.2022
Такое ўражанне, што нешта недагаворвае Зміцер. Парада табе: гаворыш - гавары да канца.
Показать все комментарии/ 16 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера