Арт-директор Белорусского Свободного театра, исполнительный директор Creative Politics Hub Николай Халезин был среди тех, кто активно лоббировал санкционный список Евросоюза в отношении сторонников Лукашенко. Халезин разочарован итоговым третьим санкционным блоком, который 17 декабря принял ЕС, — говорит, что он был сильно сокращен. Об этом Халезин рассказал «Нашей Ниве».

Николай Халезин. Фото из фейсбука.

«Для меня это выглядит как насмешка. Самое ужасное, что над этими кейсами работало огромное количество людей — журналистов, расследователей, сотрудников различных спецслужб. Много людей поработало над тем, чтобы предоставить Евросоюзу самый полный список.

Там было более сотни судей, с подробным описанием их действий, намного больше сотни силовиков. И если говорить о «кошельках», то были представлены кейсы на всех, кто работает с семьей Лукашенко — это несколько десятков фамилий. Это были развернутые кейсы с подробной информацией о компаниях, которые зарегистрированы в разных странах мира, все взято из официальных реестров, вплоть до бенефициаров компаний.

В итоге же мы увидели список, который составлен абсолютно по непонятной схеме. Ясно, что взяли отовсюду понемногу, но те люди, которые составляли окончательный список, не имеют представления, как устроена система в Беларуси и вообще как живет Беларусь. Они даже не понимают сути санкционного процесса. Иногда не нужно даже большое количество, но замораживать нужно целые сегменты.

Условно говоря, в списки попал Николай Воробей, но смысла в этом нет абсолютно никакого. Если мы говорим о компании «Бремино Групп», которой отданы права на взыскание денег за транзит, то там занимаются три бизнесмена — Зайцев, Воробей, Олексин. А в итоге только один человек попадает в списки. Это значит, что работа не остановится.

Что толку, что в список попал Шакутин? Набор его компаний в сегодняшнем виде никакой прибыли приносить не будет, так как государство попадает сейчас в зону такой турбулентности, что будет трудно вести высокотехнологичный бизнес. Вопрос денег, которые вращаются вокруг «семьи». Это перекладывание государственных денег в частный карман. Мы здесь можем говорить о фармакологии, сигаретном бизнесе, торговле нефтью и калием.

Мне просто смешно, что сделал Евросоюз. Гора родила мышь. Никто не пострадает от этого, только что Кочанова не съездит в Ниццу. Но мне этого мало!

Я понимаю, что она ответственна за большие грехи. У нас есть все кейсы, и мы будем думать, что с ними делать. Есть вариант опубликовать, есть — передать на расследование международным крупным группам, или просто остановиться, но последнего мы не хотим. Ведь это не наш бизнес, а дело белорусского народа.

Скорее всего, это была какая-то работа лоббистов Путина и Лукашенко. И это не классический политический лоббизм, а, если говорить на тюремном жаргоне, «крысятничество». Какая-то крыса будно специально убрала все субъекты, которые могли бы нанести вред Лукашенко. Их всех убрали! Одного из них, Олексина, вычеркнули в последний момент, просто ручкой, когда уже прошли все согласования. Очень странная история. И мне кажется, что внутри ЕС должны разобраться, кто так эффективно поработал над этим.

Я считаю, что Мошенский не попал в санкционные списки, потому что катался на лыжах в Сочи с Лукашенко и Путиным. На кого-кого, а на Мошенского кейс велик, со всеми его приключениями. Но если ты катаешься на лыжах, то, конечно, никуда не попадешь. Дело в том, что от таких санкций пострадали бы от 300 до 500 российских компаний, работающих вместе с белорусскими, поэтому российские лоббисты работали очень плотно. Все это вычеркнуто! Влияние Лаврова и Путина, безусловно, есть.

Нас уверяют, что все ещё попадут в четвертый список. Но я понимаю, что лоббисты с другой стороны будут тоже работать и они свои аргументы будут защищать. Сейчас мы немного не понимаем, что делать дальше, и это происходит от непонимания вещей, которые происходят внутри Евросоюза».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?