Читайте подробнее:
«Хотел выстрелить в предплечье». Военнослужащий, застреливший 11 августа Геннадия Шутова, дал показания в суде

Вадим Денисенко

Первым во второй день суда допросили командира звена брестского ОМОНа Антона Прокурата. Он в зал суда лично не явился, допрос проводился по аудиосвязи.

Прокурат рассказал, что днем 11 августа 2020 года получил в свое распоряжение военнослужащих Гаврилова и Голицына. Их направили в город, где они сначала наблюдали за событиями в районе улицы Советской, а потом направились на улицу Московскую. По Бресту переодетые военные и омоновцы перемещались на троллейбусах.

По словам Прокурата, все бойцы ОМОНа и военнослужащие в тот день были вооружены огнестрельным оружием, наблюдение за событиями вели в гражданской одежде. При этом Гаврилов и Голицын получили приказ смешаться с толпой — они шли с протестующими и хлопали в ладоши.

Поздно вечером 11 августа Прокурат получил от Гаврилова и Голицына звонок на мобильный телефон, они рассказали ему о применении огнестрельного оружия. После этого командир ОМОНа сам прибыл на место. Там он увидел раненого и «скорую».

На суде также выяснилось, что командир ОМОНа лично знал обвиняемых Кордюкова и Шутова.

«Мы дальние знакомые с Шутовым и Кордюковым, — сообщил на допросе в суде Прокурат (эти слова вызвали реакцию в зале среди близких обвиняемых: они утверждают, что командир ОМОНа и Геннадий Шутов были очень близко знакомы и неоднократно отдыхали вместе). — Последний раз я видел Геннадия Шутова в Парке воинов-интернационалистов, когда в Брест приезжала Светлана Тихановская. Он был завернут в бело-красный-белый флаг. Подошел ко мне поговорить».

Кто отдал приказ использовать вооруженных военнослужащих во время протестов

Приказ использовать вооруженных военнослужащих во время протестов отдал командующий силами специальных операций Вооруженных Сил Республики Беларусь генерал-майор Вадим Денисенко. Об этом стало известно из показаний свидетеля Лабковича, майора воинской части № 89417 и непосредственного командира Голицына и Гаврилова. Лабкович на суд не явился по болезни. Его показания зачитывали из материалов дела.

Из показаний следует, что в Бресте 11 августа в подчинении командира ОМОНа было около 20 военных спецназовцев. Они были разделены на группы по 5—6 человек и действовали в городе в штатском. Все были с огнестрельным оружием, переговоры между ними и командирами осуществлялись через мобильные телефоны, средства спецсвязи использовать было запрещено.

Лабкович лично забрал пистолеты Макарова у Гаврилова и Голицына после инцидента с Кордюковым и Шутовым. В обоймах отсутствовало по два патрона.

Роман Гаврилов (слева) и Арсений Голицын на суде 16 февраля. Фото: Белсат

По показаниям Лабковича, военные спецназовцы находились в Бресте с июня 2020 года. Они участвовали в военных играх.

Генерал-майора Денисенко также должны были допросить в качестве свидетеля, однако в суд он не явился по причине болезни. Судья сообщила, что на больничном он находится с 6 по 20 февраля.

В суде зачитали его показания, данные следствию 19 августа 2020 года.

«Могу пояснить, что непосредственно подчиняюсь по роду службы министру обороны Республики Беларусь, приказы которого для меня являются обязательными для исполнения, — рассказывал генерал-майор Вадим Денисенко. — Действительно подтверждаю, что именно мной в тот день (11 августа 2020) была поставлена задача заместителю командира отряда Лабковичу, чтобы он вместе с другими военнослужащими указанной части поступил в распоряжение командира ОМОН УВД Брестского облисполкома для несения службы по охране общественного порядка, — говорится в показаниях Денисенко. — Такое решение было принято в связи с «обострением ситуации… Решение о вооружении обусловлено тем, что невозможно было просчитать варианты развития событий на тот момент времени».

«Не видел, чтобы обвиняемый бил металлической трубой потерпевшего»

Затем допросили свидетеля Владимира Лесика. Это индивидуальный предприниматель, который вечером 11 августа оказался рядом с местом убийства Геннадия Шутова. Он рассказал, что видел конфликт между военнослужащими и Кордюковым и Шутовым косвенно. Сначала даже подумал, что это компания знакомых.

«Я был возле этого дома, проходил у парапета, — рассказал Лесик. — Было то ли 22 часа, то ли 23. Я прошел мимо двух человек, которые сидели на скамье, пошел дальше, там остановился. Заметил, как к тем двоим подошли еще двое. Затем один из них упал. Я отвернулся и увидел, что упавший поднимается, и в его руке предмет с металлическим блеском. Я не видел, чтобы он наносил им какие-либо удары. Затем раздались выстрелы, один из людей возле скамейки начал убегать. Тот, кто гнался за ним, стрелял вслед».

По словам свидетеля, он не может вспомнить, чтобы слышал крики «Стой, стрелять буду!». Слышал только ругань со стороны вооруженных людей. Его слова подтвердили представленные в суд видеозаписи, сделанные другим очевидцем. На них слышны крики «Лежать! Мордой вниз, урод!» Потерпевший спецназовец Голицын признал, что кричал он.

Сегодня прокурор и потерпевшие военнослужащие подали ходатайство, чтобы суд проходил в закрытом режиме. Судья ходатайство удовлетворила частично. Закрытой будет только та часть процесса, где будет изучаться «секретный» том материалов дела. Что в нем содержится, не известно.

«Поступают угрозы на мобильный номер». Военнослужащие в суде по «делу Шутова» в Бресте требуют сделать процесс закрытым

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?