Фото Надежды Бужан, 2019 год.

Магазин сувениров и кафе планировали открыть еще в конце 2019 года. Это, как говорит владелец, первая очередь строительства. Но не учли все нюансы законодательства о культуре.

«Нам нужно было подвести коммуникации к кафе и магазину, так как на территории не было ни электричества, ни канализации, ни водоснабжения, ни связи, — делится Берегович. — А проектом охранных зон предусмотрено, что любые земляные работы могут проводиться только под наблюдением Института истории. Пришлось с археологами заключать договор, а это дело не быстрое. Да и сами работы были сложные: усадьба же на берегу пруда, и вода очень близко подходит к поверхности. Копнешь грунт — дальше он уже сырой. Емкости под канализацию в такой грунт не установишь — водой их просто выпирает. Вот и пришлось провести мероприятия по мелиорации, установить в грунт большое количество насосов — и они два месяца качали эту воду. 

А в 2020 году начались проблемы другого порядка, когда многие организации не работали в связи с эпидемией, подрядчики не могли вывести работников на работу. Ну и общая обстановка свидетельствовала, что вводить кафе летом 2020-го не имеет никакого смысла, иначе будем просто нести расходы на персонал, а заполучить столько туристов, чтобы работать хотя бы в ноль, не удастся пока».

Сейчас уже коммуникации построены, осталось только провести испытания. Чтобы подключить электричество, пришлось строить свою мини-ЛЭП.

В зданиях будущего магазина и кафе также шел ремонт. Внутрь кузницы и конюшни вставили заводские павильоны — каркас из металлоконструкций, стены из сэндвич-панелей. Получился такой футляр: снаружи кирпичные стены аутентичных зданий, а внутри современные конструкции.

Павел объясняет, что такое решение — быстрое и функциональное. Иначе пришлось бы фактически перестраивать объекты.

«Конюшня, например, была почти разрушена, оставались только остатки стен. А кузница, как выяснилось, стоит без фундамента — там просто угловые камни положили, валуны, и на них уже строили стены. В результате кузница фактически надвое раскололась — щель от крыши до земли», — рассказывает владелец.

Сдать в эксплуатацию магазин и кафе он надеется в этом году.

«Я уже боюсь называть сроки, потому что я многого не знал, когда брался за это дело. Все не так просто, — улыбается он. — Даже сравнивать с обычным строительством нельзя, так как здесь свой тайминг. И административные процедуры влияют на процесс. Ты даже не можешь спрогнозировать как — вылетают не недели, а целые месяцы.

После того как откроется кафе, конечно, нужно будет набирать персонал: повар, официанты, администратор. На месте это сделать сложно, так как сам Подороск — небольшая деревня. Все пристойные люди работают или в совхозе, или в школе, или в медицине, и найти квалифицированных сложно. Мы планировали взять молодых специалистов на позиции официантов и экскурсовода из Волковысского педагогического колледжа. Но пока это вопрос несрочный».

В самой усадьбе для посещения открыто 14 комнат. Есть еще шесть на первом этаже — они в аварийном состоянии. Пока здесь временная экспозиция: изображения гербов, ткань с нарисованными интерьерами, которая закрывает стены.

«Усадебный дом — в отличие от кузницы и конюшни — не имеет коммуникаций, держать там настоящие экспонаты невозможно: испортятся. Необходимые температурный режим и влажность не обеспечишь. Поэтому мы сделали экспозицию из дешевых материалов: бумаги, дерева, гипсокартона. Это довольно условные вещи, символы, с помощью которых экскурсовод мог бы увлечь людей миром шляхты», — объясняет Берегович.

Весной будет возвращен парадный вид воротам — укрепят кирпичную укладку, чтобы она не осыпалась, сделают пропитку от влаги и уберут леса.

С вандализмом владелец практически не сталкивается — территория сейчас под присмотром, ведь работы ведутся почти каждый день.

«Ну, мешок цемента у нас однажды украли, — смеется. — Мы вызвали участкового, и он обходил свой контингент, предупреждал, что не надо так делать».

По подсчетам Береговича, в реставрацию (документацию, строительство) уже вложено около миллиона долларов.

«Самое дорогое пока что — это система канализации и фильтрации. Мы же не можем поставить обычный деревенский туалет. Система производилась в Санкт-Петербурге, проектировалась специально под место, измерялись все уклоны. Ну и земляные работы, которые были связаны с ее установкой, тоже дорого стоили».

О том, что ввязался в свое время эту авантюру с усадьбой, меценат не жалеет.

«Жалею только, что мы много времени потеряли из-за неопытности. Надеюсь, воссоздание усадьбы будет не только осуществлением нашей мечты, а будет приносить пользу и радость другим людям. Хотим доделать все до конца».

Читайте также
Легенды Подороска: что изменилось в усадьбе, которую выкупил бизнесмен под Музей белорусской шляхты

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?