Цена на акции, которые могут приобрести только сотрудники Беларусбанка, установлена банком в 18 копеек. 

Через два года владения эти акции можно продать многократно дороже — так, сейчас они торгуются по 3,5—5 рублей. Отличие «простых» акций от привилегированных в том, что по первым платятся мизерные дивиденды — 1—2% в год, но за счет этой ничтожности по «привилегированным акциям» выплачиваются сверхдивиденды, поэтому их цена на рынке подскакивает в разы. Такой доход является вполне легальным и может быть отражен в декларациях. 

Схема действует с 2019 года. Кто же бенефициар?

Согласно закону, даже свое намерение приобрести акции нужно задекларировать. Мы проверили на Едином портале финансового рынка фамилии топ-менеджмента Беларусбанка. 

Проявилась увлекательная картина: председатель правления и его заместители сотнями тысяч скупают «простые акции», которые в последующем могут быть конвертированы в «привилегированные» согласно решению собрания акционеров. Кто входит в собрание акционеров государственного банка? Представители государства, которых она делегирует. 

И вот, например, председатель правления банка Виктор Ананич выразил намерение купить 50 000 простых акций в 2020 году. 

И еще 40 000 в 2021 году. 

Первый заместитель председателя правления Александр Поливко в 2020-м выразил желание приобрести 120 000 простых акций и еще 150 000 в 2021-м. 

Если взять цену покупки и самую минимальную цену продажи на рынке привилегированных акций (при условии, что их конвертируют), то из «инвестиции» в 48 600 рублей заместитель председателя правления через два года получит возможность продать акции за 945 000 рублей.

С другими заместителями ситуация аналогичная: Дмитрий Грищенков за два года выразил намерение купить 60 000 акций, Светлана Коженкина — 150 000, Сергей Мельник — 175 000. 

Похоже, среди всех заместителей председателя правления только Татьяна Михайловская осталась без акций, она в банке занимается персоналом. Также нет данных по акциям, которые бы принадлежали исполнительному директору Михаилу Куличкову. 

Мы попросили прокомментировать информацию финансового аналитика Максима Адаскевича. Он считает, что количество акций, которые хочет приобрести топ-менеджмент, выглядит подозрительным. 

«Если бы это была программа, чтобы дать обычным миноритариям и сотрудникам бонусную доходность, такой аномальной картины не было.

Если бы такой аттракцион щедрости проводился без участия правления — это была бы немного странно структурированная схема, но по сути еще нормальная. А так, конечно, объемы вызывают вопросы о мотивах. 

Насколько большой будет доходность в итоге — вопрос, ведь бюджет на дивиденды ограничен 1% прибыли, однако, опять же, это можно изменить.

Главная проблема, что государство и собственник, и руководитель, и регулятор, а так не должно быть, это и приводит к таким ситуациям», — резюмирует Адаскевич.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?