На протяжении года мы наблюдали интересное противостояние: было непонятно, останется ли население чистым покупателем валюты, или все же станет чистым продавцом. Причем полгода прослеживалась одна четкая тенденция, полгода — другая. До июня население стабильно покупало валюту, а уже начиная с июля — стабильно больше продавало.

В результате, по итогам года, с небольшим отрывом в $53 млн, белорусы стали все же чистыми продавцами валюты.

Предприятия за год тоже продали больше, чем купили — на $679 млн, и это логично благодаря хорошей экспортной конъюнктуре. Зарубежные компании, работающие в Беларуси, продали на чистой основе $575 млн. Точно так же больше стабильно продавали, чем покупали и банки, но разница у них при этом небольшая — $151 млн.

В общем, все продавали валюту. Часто бывает, что в результате этого значительно растут золотовалютные резервы страны, но подобного на этот раз не произошло.

Что еще интересного можно увидеть по итогам 2021-го?

Этот год запомнился несколькими необычными пиковыми показателями. Население продавало в месяц по миллиарду долларов в августе, сентябре, ноябре и декабре. Ранее такого не наблюдалось, поэтому можно говорить о новом уровне продажи физлицами иностранной валюты.

Большие объемы валюты продаются, но не многим меньшие — покупаются. Это значит, что у населения на руках постоянно находится много валюты, ее не стремятся положить на банковские вклады и вряд ли перепродают, стараясь играть на курсовой разнице. Все это может быть связанно с особенным стилем сберегательного поведения — получив на руки «белки», белорусы стараются защитить средства, переведя их как можно быстрее в твердую валюту. Когда же возникает необходимость в белорусских рублях — доллары оперативно меняют.

Вам эта стратегия ничего не напоминает? Например — «лихие 90-е», когда уверенности у людей не было абсолютно ни в чем, и все свои деньги они держали в долларах, причем — зачастую в реальной банке (трехлитровой, спрятанной под кроватью). Потому что банкам тогда никто не доверял.

Да, инфляция у нас не такая как в 90-х, но первые ласточки уже отчетливо видны. Эти симптомы — недоверие ко всем государственным структурам, национальной валюте, неуверенность в завтрашнем дне.

А что происходит, когда у населения скапливается большая масса наличной валюты? Что это значит для экономики в целом? Это повышает зависимость экономики от поведения населения, предсказать которое достаточно сложно.

Судя по всему, усиление этого фактора неопределенности видит и Нацбанк. Предвидя возможные проблемы с возникновением спонтанной валютной паники, главный банк страны купил около миллиарда долларов наличными. Чтобы было понятно: в начале 2021 года на счетах Нацбанка было всего $24 млн наличными, на 1 ноября их стало $420 млн., а уже 1 декабря — уже $1 млрд 348 млн.

Что значит для Нацбанка уйти в наличную валюту на такую крупную сумму? Это значит, что он не вложил эти деньги в зарубежные депозиты и готов смириться со снижением доходности активов лишь ради того, чтобы иметь возможность противодействовать валютной панике. То есть, Нацбанк настолько не исключает такого развития ситуации, что готов сидеть на $1,3 млрд неработающих денег.

Проблема в том, что в сегодняшних реалиях миллиард долларов — это всего лишь месячный спрос населения. В случае непредвиденных обстоятельств запас на «тушение пожара» может исчерпаться достаточно быстро, тогда придется залезть уже в ЗВР.

Ситуация напоминает покер: два игрока сидят напротив, подозревая друг друга в блефе. Население не доверят правительству, правительство, ожидая сюрпризов, закупается валютой, чтобы хоть на время создать иллюзию спокойствия и стабильности. Печальнее всего, что это противостояние становится все более напряженным, нервным, и пока нет никаких предпосылок к разрядке ситуации. Но в итоге, с большой вероятностью, проигравшими могут оказаться обе стороны.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера