Все фото: архив Филиппа Войтеховича

В свободное время Войтехович преподает детям в школе точные науки, но и о Родине не забывает: выражает солидарность с жертвами репрессий и словом, и делом.

Поговорили с Филиппом о его необычном пути (мужчина даже поработал диджеем), разнице в шведском и белорусском менталитетах и событиях на родине.

«Швеция и послушание — это разные вещи»

«Наша Ніва»: Чем сейчас живете?

Филипп Войтехович: Кроме футбола, еще подрабатываю в школе. Или работаю как учитель, или занимаюсь с учениками, которым нужна помощь. Когда мы играли в низшей лиге, я полноценно работал учителем, а сейчас занимаюсь этим меньше, так как имею меньше времени.

«НН»: Преподаете физкультуру?

ФВ: Нет, биологию, химию, физику и математику. Первые три — один предмет в шведских школах, естественные науки.

«НН»: Как футболист оказался в этой сфере?

ФВ: В школе я учился не очень хорошо, но всегда интересовался наукой. Когда уехал в Швецию, начал посвящать этому больше времени, особенно биологии. Начинал с изучения правильного питания, занимался этим все больше и больше. Потом стал подрабатывать в школе, так как в низших лигах было сложно жить на одну зарплату спортсмена.

И потом в школе, где я работал уже пару лет, возникла необходимость в новом учителе. Они никак не могли найти человека, а меня там уже знали, я присутствовал на занятиях и знал, как там все устроено. Так что мне предложили немного подработать — и вот я уже третий год «подрабатываю».

«НН»: Вам не нужно для этого никакого педагогического образования?

ФВ: Конечно, надо, я сейчас этим занимаюсь. Хотя можно и без образования, как я и работаю сейчас, но у меня в контракте указано, что я заменяю постоянного учителя. Это только формулировка, так как я работаю как обычный учитель, но мне не могут дать полную ставку.

«НН»: Хорошо ладите с детьми?

ФВ: Да, я же и детским тренером раньше работал. Живу в Швеции уже десять лет, поэтому много где успел поработать. Дети — они везде одинаковые.

«НН»: Как они сами воспринимают преподавателя из Беларуси?

ФВ: Они, мне кажется, особо об этом не думают, может, это меня больше волнуют вопросы национальности. Детям, наверное, все равно, откуда ты, если ты учитель, они будут тебя уважать.

«НН»: Слушаются ли вас?

ФВ: Швеция и послушание — это разные вещи, скорее, они демонстрируют уважение и принятие.

Но очень непривычно слышать о послушании в отношении шведских детей. Это в Беларуси учителя считают чем-то недосягаемым, кем-то, кто стоит выше тебя, тут же к людям относятся более открыто.

«НН»: Насколько знаю, в шведских спортивных школах еще и не поддерживается идея ждать от ребенка спортивных результатов. Сталкивались с таким?

ФВ: Да, а зачем нужен результат? Это же ребенок, ему нужно улучшать свои качества, развиваться.

Ради чего требовать от ребенка результат, чтобы стать таким, как я? От нас требовали результаты в детском футболе, и теперь я очень отличаюсь от шведских спортсменов по менталитету. Зачем ставить себя в рамки? Пусть дети получают удовольствие, пока они еще дети, и тренируются.

Сотни шведских футболистов сейчас играют в европейских клубах, в хороших чемпионатах и командах. А в странах СНГ от детей требуют результаты, и сколько белорусов или русских играют в Европе? Намного меньше.

«НН»: То, что наши футболисты не играют в Европе, вопрос не только менталитета, но и качества подготовки, разве нет?

ФВ: Да. Хотя, считаю, в Беларуси сейчас не самая плохая инфраструктура для развития в футболе, в мое время такого не было. Так что для подготовки есть возможности, и я бы, наверное, больше связал отсутствие успеха наших игроков с их менталитетом и с требованиями к человеку, с постоянными «надо» и «давай».

Мы с детства какие-то зажатые, и я таким и остался, а тут люди относятся к футболу совсем по-другому.

Они воспринимают футбол как игру, источник удовольствия, а для нас футбол — это работа, нам нужно бороться. Из этой же серии и встреча с Лукашенко перед отправкой на Олимпиаду — мол, вперед, надо умирать за Родину! А зачем умирать, если нужно просто играть?

«НН»: Немного странно слышать о зажатости от человека, который работает диджеем.

ФВ: Я был диджеем, но ведь из-за своей занятости уже пару лет этим не занимаюсь, и год уже не пишу музыку. Но и мой интерес к работе диджеем, и первые попытки в этом направлении — все это случилось, уже когда я перебрался в Швецию. Что касается сетов, то их я в основном играл в Беларуси, так как там было больше знакомых, через которых можно было договориться о возможности выступить.

«НН»: Для вас это всегда было хобби?

ФВ: Да. Где-то в 2017—2018 году начал писать собственную музыку, и тогда встал вопрос: или я буду этим заниматься весь рабочий день и развиваться, или это и дальше будет мое хобби. Второй вариант был уже не слишком интересным, поэтому решил пока что поставить музыку на паузу.

Не мог потерять работу в школе, ведь она мне приносила дополнительный доход, музыка же на то время ничего мне не приносила.

Чтобы начать на ней зарабатывать, нужно было бы засесть в студии на полгода-год, и то не факт, что у тебя что-то получилось бы.

Засесть в студии на год без денег, если тебе 30—31 год, — это уже не слишком просто.

Одно дело, если ты школьник или студент и тебе помогают родители. Но у меня есть жена, нам нужно за что-то жить и как-то оплачивать квартиру, и деньги просто так не приходят.

«Людей репрессируют ни за что, но это делается частью твоей повседневной жизни»

«НН»: Давно были в Беларуси последний раз?

ФВ: В 2019 года, перед всем ужасом, случившимся в 2020-м. После начала протестов я не рисковал ехать в Беларусь.

«НН»: Ситуация в Беларуси вас отпускает?

ФВ: Иногда — да, а иногда чувствую разочарование и гнев. Понятно, что ничего позитивного не чувствую.

«НН»: Вы же начали высказываться против насилия практически с первых дней протеста, даже записали с одноклубниками ролик в поддержку белорусов.

ФВ: Да, попросил их поприсутствовать. Спросил, хотят ли они поддержать белорусов, и все легко согласились, после игры мы и записали то видео. Ничего необычного, просто хотелось сделать что-то для людей и высказать свое мнение по поводу ситуации в Беларуси.

«НН»: Вы и сейчас пытаетесь как-то помогать Беларуси, например, помогли оплатить реабилитацию бывшему политзаключенному и футболисту Ростиславу Шавелю. Чем вас затронула эта история?

ФВ: Если есть возможность — нужно пытаться помочь, тем более, если тебе сейчас намного проще, чем ему. Если человеку от этого хоть немного станет легче — превосходно. Не могу сказать, что делаю что-то необычное, есть много людей, которые приносят больше пользы. Но, если понимаю, что могу чем-то помочь, стараюсь это сделать, хотя все охватить невозможно.

«НН»: А усталости у вас нет?

ФВ: Есть, но это нормально, человек адаптируется ко всему. Имею несколько знакомых, которые сейчас в Харькове, у них война и бомбежки, но со временем они привыкли и к этому. Так и здесь: людей репрессируют ни за что, но это делается частью твоей обычной жизни. Это печально, но, наверное, с этим ничего нельзя поделать.

«НН»: вы когда-то говорили о том, что пошли бы играть в белорусскую сборную, если бы были уверены, что сумеете потом безопасно выехать из Беларуси. Ваше мнение остается тем же?

ФВ: Если смотреть по технике, я пока не слишком много играл на высшем уровне, у белорусской сборной есть более опытные голкиперы и вряд ли я сумел бы чем-то им помочь. Но ведь есть и моральная сторона. Есть ощущение, что не хочу играть за страну, с которой летят ракеты и где сажают на ровном месте своих граждан.

«НН»: А если бы вас позвали играть в белорусский клуб, тоже бы не пошли?

ФВ: Конечно, хочется, но никакие деньги и никакой клуб этого не стоят. Надеюсь, что пока в Беларуси такое происходит, я туда не вернусь.

«НН»: В белорусском футболе целых три лиги людей, которым не мешает то, что вы назвали.

ФВ: У них другие жизненные ситуации. Если бы я всю жизнь прожил в Беларуси и не имел другого выбора, может, и мне бы это все не мешало. Нахожусь в относительной безопасности и в спокойной стране, мне легче рассуждать, чем им. Не хотелось бы, чтобы были какие-то расколы, так как в таком случае не будет движения вперед.

«То, что происходит в Беларуси — это неправильно и несправедливо»

«НН»: Как парень из Молодечно оказался в Скандинавии?

ФВ: Когда мне было где-то 20 лет, переехал в Швецию к маме и сестре, они уже жили здесь десять лет на то время.

«НН»: Переехали в поисках клуба?

ФВ: Да. С футболом переезжать немного легче, чем по другим мотивам, проще получить рабочую визу. Поэтому использовал футбол как возможность перебраться в Швецию. Тем более что имел в то время какое-то имя, играл за молодежную и юниорскую сборные страны, участвовал в Олимпиаде.

«НН»: А как оказалось на самом деле?

ФВ: Только в этом году, через десять лет после переезда, я начал играть там, где хотел с самого начала. Очень мечтал выступать в высшей лиге Швеции, но ничего не получалось, скитался по низшим лигам. К сожалению, футбол в Швеции и в Беларуси — это разные вещи, и разные они в том числе и через отношение к этой игре.

Когда я приехал, думал, что футболист — это очень солидная профессия. В Беларуси футболисты хорошо зарабатывают, к ним есть большое внимание, и я с этим всем, со своим статусом молодого талантливого голкипера приехал в Швецию и думал: «Сейчас я вам покажу!»

Но на самом деле не показал ничего. Играл в низших лигах, и то не всегда у меня там все удавалось, но ведь белорусские футболисты часто имеют ошибочные мнения по поводу себя.

«НН»: Эти ошибочные мысли, которых так много у белорусских футболистов, иногда не от них самих уходят?

ФВ: Да, от них. Они не понимают, что это такая же профессия, как и все остальные, но здесь нужно учитывать и разницу в зарплатах. Здесь средний футболист высшей лиги получает не более чем условный учитель, полицейский или доктор, ведь все люди социальных профессий здесь очень хорошо зарабатывают. Поэтому футболист в Швеции — это обычная профессия. Да, есть клубы, где игроки зарабатывают очень много, но они — настоящие мастера своего дела.

Важно еще учитывать, какое в Швеции социальное обеспечение. Все знают: если у тебя что-то случится, ты потеряешь место в клубе или получишь травму, ты все равно получишь прибыль от каких-то страховых компаний или профсоюзов. Поэтому ничего страшного, если ты где-то ошибешься.

«НН»: То, что белорусские футболисты не имеют такого фундамента, иногда не связано с их молчанием о событиях в стране?

ФВ: Скорее всего, им было бы трудно что-то найти себе, если они выскажутся и потеряют работу. Думаю, так сейчас в любой профессии, не только в случае с футболистами, тем более, что наших игроков здесь и не слишком ждут. Не знаю, как бы я себя вел, если бы остался в Беларуси, репрессии всех достанут, если будет такая потребность.

«НН»: А почему вы сами не смогли молчать?

ФВ: Потому что происходящее в Беларуси — это неправильно и несправедливо, и в современном обществе такого быть не должно. Люди, представляющие закон, сами его нарушают и себе противоречат. Это ненормально, и как при этом можно молчать?

Хотел, чтобы как можно больше людей узнали о том беспределе, который происходит в Беларуси.

«НН»: Возможно, пытались как-то в Швеции поднять тему Беларуси?

ФВ: Да, я в своих шведских интервью всегда был максимально искренен. За последние пару лет, когда у нашего клуба что-то начало получаться, к нам было много внимания СМИ. Все знают, что я белорус, поэтому у меня часто спрашивали о ситуации в Беларуси, и я старался отвечать на эти вопросы так честно, как мог.

«НН»: Швеция — футбольная страна?

ФВ: На дерби, то есть игры между принципиальными соперниками, здесь может прийти 60 тысяч человек, так что, думаю, это довольно футбольная страна. Здесь еще и хороший хоккей, но я не думаю, что футбол ему сильно уступает по популярности, хотя это и северная страна. В Швеции очень качественные футбольные трансляции, хорошо развитая сфера ставок. Это индустрия развлечений, на которой многие зарабатывают очень большие деньги.

Нужно исходить и из того, что в Швеции у людей очень высокие доходы, поэтому все могут позволить себя пойти на футбол и потратить там деньги. За счет этого и у клубов очень высокие доходы.

«НН»: Вы живете в большом городе?

ФВ: В нашем Верному где-то 15 тысяч жителей, но он очень быстро развивается.

«НН»: В таком маленьком городе есть клуб высшей лиги?

ФВ: Так получилось, в Швеции так редко бывает. Теперь у нас просто появились возможности играть на самом высоком уровне. И того уровня зарплат, и того опыта, что у нас есть, не слишком хватило бы, чтобы выиграть чемпионат, но все получилось.

«НН«: То есть это история успеха вроде белорусских «Крумкачоў»?

ФВ: можно и так сказать.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»

Белорус-пастор выиграл большой забег в Польше. После этой беседы вы его точно полюбите

Клас
19
Панылы сорам
Ха-ха
1
Ого
1
Сумна
Абуральна
1

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера