Алесь Таболич: Есть творцы, а есть ремесленники. И в жизни нет ничего худшего, чем вместо творца стать ремесленником. Фото: vk.com/znichband

«Наша Ніва»: Говорят, что рок — музыка протестов. А метал — музыка андеграунда. Сейчас 97 процентов белорусов в андеграунде, а вот настоящего металла слышно все меньше. Музыкантам нечего сказать?

Алесь Таболич: Металлом можно сказать все. Поэтому люди, которые сочиняли музыку такого рода или слушали ее, всегда находились в оппозиции. Металлистов всегда запрещали: вспомните, даже участники фестиваля «Купальскае кола» регулярно подпадали под баны всяких мингорисполкомов, так как там боялись «лишь бы чего не вышло». Хотя вина тех творцов только и заключалась что в верности идеям сохранения исторических и национальных ценностей — взять того же Пашу Ермака или старые группы, как, скажем, «Акваморта».

Идем дальше. Кто сидит перво-наперво из музыкантов? Irdorath — люди, которые, по сути, делали фолк с элементами средневековой стилистики. Однако они все равно считаются металлистами: на всемирно известный фестиваль Wacken ездили как полноценные участники сообщества, а сегодня металлисты планетарного уровня даже устраивают сбор денег в их поддержку. Поэтому в какие бы каноны метал-музыку ни загоняли, как бы ни ограничивали ее влияние или возможности, она гораздо более обширна по восприятию.

Приватно же за Znich скажу так: у нас недавно вышла новая пластинка на физическом СD, сколько дней назад выступили хедлайнерами байк-фестиваля, где играли два часа подряд. А 8 июля при помощи польских коллег устраивали «Купальскае кола». Так что металлисты живее всех живых (смеется)!

«НН»: Во времена моей юности феерила уйма интересных коллективов, причем не только внутри Беларуси, но и далеко за пределами. Divina Enema замечали аж в Британии. Gods Tower получал международное признание. Vicious Crusade гастролировали вне республики, Znich также зажигал на фестивалях. Сейчас наш металл накрыл кризис жанра или это отказ отечественной культуры?

АТ: Конец 1990-х и начало 2000-х — времена, о которых вы упоминаете — это расцвет тяжелых жанров в Беларуси и направлении вообще. Тогда почти каждый неформал был металлистом. Сейчас ситуация действительно изменилась в худшую сторону, хотя в мире уровень популярности такой музыки остался максимально высоким. Смотрите, самые известные опен-эйры лета — Wacken, Hellfest, Nimes — хвалятся аншлагами. Причем билеты раскупаются задолго до начала выступлений.

Отечественная же метал-сцена сегодня в упадке. Не сочтите за похвальбу, но не вижу сейчас на ней других белорусских исполнителей кроме Znich. И вот почему. По моему мнению, группа действительно существует только тогда, когда постоянно что-то создает: собирает и выдает новый материал, устраивает концерты, коллаборации. Вот, скажем, Gods Tower, с которым нас в последнее время сталкивают лбами, много лет уже ничего не выдавали. Vicious Cruade вы упоминали, Divina Enema — где они?!

Теперь с натягом активными белорусскими металлистами можно называть разве что представителей группы Relikt. Да и то с оговорками — у них больше арт-метал, так скажем. Можно еще совладать банде Pragnavit, если рассматривать андеграундную сцену. Но им сейчас сложно: часть музыкантов живет в России, а часть — в Украине… Остальные же группы остались в истории проектами: вышли, два года что-то поделали и ушли со сцены.

Конечно, раз в десятилетие возникают уникумы. Они не подпадают под общие правила, пробиваются, тянутся к всемирно известным бандам. Такие как, например, Brutal-death каманада Extermination Dismemberment. Но они выступают в основном в Европе…

Все остальные в упадке. Причем речь не только о метале, но и о роке, ведь он после 2020 года также стал ненужен тому государству, которое на каждом углу голосит, что поддерживает отечественные культуру и традиции.

Кстати, когда баллотировался в президенты, говорил об этом.

Если наши люди — вокруг и внутри оппозиции — не объединятся, придет третья сила и захватит Беларусь. Как вы понимаете, имел в виду Россию. В итоге так и получилось! Все наше искоренилось, людей-носителей идей и традиций выкидывали за пределы республики.

Тем же, что остались (группам вроде PAWA и другим), особенно свободы не дают: шаг вправо, шаг влево — расстрел.

«НН»: Почему и через два года часть общества, имеющего общего врага и общую цель, нельзя консолидировать? И даже война у соседей не толкает к единению…

АТ: Можете улыбаться, но тут я на стороне Зенона Позняка: уважал его как историка за одно только дело с Куропатами, а теперь еще и некоторые политические взгляды разделяю. Так вот, если допустить, что наша оппозиционная власть проникнута лоббистами интересов России, пазл сразу складывается.

Люди целенаправленно интегрировались в систему, специально подстраивались под взгляды «единомышленников». А после делали все наперекор, чтобы никто поставленных целей не достиг. Если идейности нет, ничего не будет.

Алесь Таболич: Виктор Бабарико для меня как был промосковским человеком, так и остался

Тот же Виктор Бабарико как был для меня промосковским человеком, так и остался. И в штабах Светланы Тихановской и Павла Латушко, если присмотреться, большую часть составляют такие вот «бабариканцы».

Знаю их всех в лицо еще с тех давних времен, когда с Павлом Белоусом делали массовые мероприятия на площади Бангалор. Люди эти сейчас путешествуют по разным конференциям и рассуждают о судьбе Беларуси в дорогих костюмчиках. Но на самом деле интереса к реалиям либо будущему Родины у них ноль. Потому что никаких серьезных проектов за два года, что изменили бы действительность внтутри республики, они не осуществили.

Пикет на Каменной Горке, Минск, 2020 год

Ваши читатели теперь, возможно, спохватятся: что ты к Бабарико прицепился? Он же сидит! Огромный срок человеку присудили… А я могу объяснить, почему приговор получился настолько суровым! Не из-за масштаба личности или политических закатов кандидата.

Просто Лукашенко не любит конкурентов. Ему пофиг на позицию: национально ориентированный человек, пророссийский или промосковский. Когда как-то себя поставил с диктатором в один ряд — все, считай, получил распределение за решетку.

«НН»: Получается кринжово: Лукашенко в списки конкурентов и вас тогда должен был занести!

АТ: Ну, то вряд ли. Ведь я не присоединялся к политическим организациям — имел только друзей из национал-патриотических кругов, где люди занимались подъемом воинского духа, которого белорусам не хватает.

У нас вообще проблема с айдентой и принадлежностью к «своей» людской общине. Украинцам самоидентификация помогла выстоять в войне, мы же остаемся где-то между вселенными: зависимы с одной стороны от Европы, с другой — от России. У нас за почти 30 лет все как было в спящем состоянии, так и осталось…

Давайте сквозь призму музыки хотя бы на это глянем: среднестатистическому белорусу интереснее NAVI BAND, которые участвовали в «Евровидении», или Маргарита Левчук. Последняя как оперная певица — топ, вопросов нет. Но на то шутовство, которое они с Андреем Пауком устраивают, противно смотреть. Нам клоунов и так в Беларуси хватает — пионеров всяких, что голосят про «чарку на пасашок» … Стебаться — это не культура, стебаться — это перфоманс. Культура же — это то, что ты несешь миру, художественная идея прежде всего.

Мой отец, художник, любил повторять: «Алесь, помни, есть творцы, а есть ремесленники. И в жизни нет ничего худшего, чем вместо творца стать ремесленником».

Я с детства воспитывался в художественной среде, учился отличать прекрасное от искусственного. Так вот, сейчас вокруг у нас неестественного больше, чем красивого, кайфового. Того, что может объединить белорусов со вселенной.

«НН»: Вы сейчас довольно логично рассуждаете. Не понимаю тогда, почему фамилия «Таболич» остается триггером для возникновения скандалов? Кажется, человек уже и в Польшу уехал, и с медиа-сцены ушел. А все равно то Лесли Найф жизни ему не дает, то Znich из лайн-опал вычеркивают…

АТ: У меня такой характер, что люблю правду-матку резать. Даже прозвище мое соответствующее — «Сякера». Сам по себе я хороший человек. Но когда вижу, что по жизни что-то идет не впрок, сразу эту дрянь секу под корень.

Алесь Таболич: Все мы — как белорусы сразу вспомнят — родом из детства. И если наши взгляды расходятся, это не повод для вражды. Фото: vk.com/znichband

Мне кажется, само упоминание фамилии «Таболич» провоцирует сплетни. Как только СМИ за что-то зацепятся, народ сразу такой: «Ну-у-у все, опять с кем-то воюет». Но если отследить наезды и спросить: «Кому я бросаю вызов, кого цепляю?» — то конкретика в обвинениях исчезает. Ведь в соцсетях не упоминаю конкретных людей, никого не оскорбляю. Однако когда анализирую вопросы правильности того или иного подхода, людям это сразу не нравится.

Давайте свежим примером подтвержду мысль. Вот недавно имелись разборки с ножиком, о которых «Наша Ніва», кстати, писала.

«Мне угрожали физической расправой». Скандал в музыкальной сфере — что не поделили Таболич и Lesley Knife?

Ваша коллега потелила первой — честно с ней поговорил. Остальным же в интервью отказал. Если что-то обсуждается с людьми сознательно, то это одно дело. Когда происходит вброс «там услышали, там кто-то сказал», это другое. Один из белорусских СМИ решил раскрутить ситуацию в традициях желтой прессы, со скандальным оттенком. И, на мой взгляд, поступил плохо, так как односторонне изложил ситуацию. Вы связались со мной, поговорили с Новожиловым — и дали людям право выбрать, кто прав, кто нет и стоит ли эта история внимания. Вот это нормально, профессионально.

Если же идет односторонний рассказ, то последствия могут быть мрачными для всех участников истории. Вот для нас, скажем, тот скандал закончился не просто исключением Znich с лайн-апа, но и вообще отказом посещения концерта. Вот скажите, справедливо ли, что личные терки Таболича и Новожилова повлияли на зрителей, жаждавших услышать две достойные белорусские группы? Или почему мои музыканты столкнулись с унижением из-за какого-то желтого вброса? Это оскорбление людей.

Кстати, так белорусов и ссорят — теперь не только о шоу-бизнесе говорю. Один что-то ляпнул, второй подхватил, третий пересказал… А после все вместе за стол не сядут. С тем же ножиком мы можем и не общаться, друг друга в соцсетях блокировать. Но в 2020-м собирал ему передачи и встречал его и Александра Помидорова — свое доверенное лицо — из Жодино. Вот что важно — и о чем следует упоминать прежде всего. А не эти деления на «свои» и «не свои». Что это вообще такое?

Все мы — как белорусы сразу вспомнят — родом из детства. И если наши взгляды расходятся, это не повод для вражды.

«НН»: Алесь, вы уже на сцене несколько десятилетий. Скажите, не было страха, что вы уже написали свою лучшую песню?

АТ: Нет, совсем наоборот. Есть желание делать новое, двигаться дальше. Поэтому в ближайшие времена у нас выйдут два новых трека — в том числе кавер на песню Александра Куллинковича «Край» в саунде Znich. К тому же, как уже упоминал, выпустили на СD пластинку «25», сделали новый мерч…

Хватает и новых идей — делаем все возможное, что нам по силам. Ведь мы идейные, а не сидим на грантах в центре Варшавы. Уверен: если ты идейный, замыслы рано или поздно воплотятся и принесут плоды.

«НН»: Когда наступает настоящая музыкальная зрелость? кОГДА вы скажете «стоп» себе?

АТ: Мне кажется, такого никогда не случится. В моей семье нет людей, работающих дантистами, юристами или милиционерами, чтобы видеть и ориентироваться на обычную трудовую зрелость. К тому же воспитывался в творческой среде, поэтому до кончины буду заниматься музыкой. Это же как воздух, без которого нельзя. Даже не понимаю, что такое конец. Чувствую себя на 17-18 лет, когда все еще впереди. Поэтому вместо того, чтобы говорить себе «стоп», займемся концертами и турами. Я максималист в этом плане.

«Наша Нiва» — источник качественной информации и бастион беларущины

ПОДДЕРЖАТЬ «НН»
Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

6
Егор / Ответить
08.07.2022
Ідэйны Таболіч чамусьці старанна не ўзгадвае свае апошняе месца працы і інтэрв'ю СТБ. Цікава, чаму?)
7
Жар / Ответить
08.07.2022
Інтэлектуальна нікчэмна, ды проста ўбога. Металічна ўбога. Такіх кадраў жыцьцё ня вучыць.
8
Кемел Жомартович / Ответить
08.07.2022
Очередной дед-пурист говорит, что сцена уже не та. Очевидно, что его батя-рок и батя-метал уже не так интересен людям, как раньше — всё же есть развитие даже в пределах жанра. Открыл бы Bandcamp по тегам Minsk или Belarus, где полно современного металла — там и современный (post-)black, death старой и новой школы, всякие приблекованные штуки вроде DSBM. Только сноб, взгляд которого затуманила минувшая популярность, скажет, что  
Зараз з нацягам актыўнымі беларускімі металістамі можна называць хіба што прадстаўнікоў гурта Relikt. Ды і тое з абмоўкамі — у іх больш арт-метал, так скажам. Можна яшчэ даць рады бандзе Pragnavit, калі разглядаць андэграўндную сцэну.
https://nashaniva.com/294902
Да и то, когда белметал был мейнстримным, чтобы он был на радио, а не в андеграунде?
И Re1ikt изначально себя определяли как post-metal, а Таболич придумал какой-то поджанр арт-метал. 
Показать все комментарии/ 36 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера