О нападении на дом Гайдукевича стало известно в июне. Депутат пожаловался, что во двор прилетело несколько бутылок с горючей смесью, дом чудом не загорелся. Мол, пострадал только котик, у которого немного обгорели усы и нос. КГБ возбудил по данному факту уголовное дело за терроризм. 

Олег Гайдукевич. Фото: скриншот с видео телеканала ОНТ.

Сегодня стало известно, что гостелевидение покажет задержанных — еще до вынесения приговора. 

До выхода фильма на БТ «Наша Нива» поговорила с родственниками задержанной семьи.

Ольга и Виталий Войтеховичи жили в Борисове. 48-летняя Ольга занималась наращиванием ногтей.

Ольга Войтехович. Фото из соцсетей

Ее 56-летний муж Виталий работал на производстве деревянных окон.

Виталий Войтехович. Фото из соцсетей

У них трое детей: взрослые дочь и сын уже имеют свои семьи, живут отдельно, младшему сыну, который жил с ними, — 9 лет.

Сын Влад окончил Военную академию, потом жил в Минске. Женился, детей пока у пары не было. Жена Настя работала продавцом в магазине зоотоваров. Владу 26 лет, Насте — 24.

Влад с женой Анастасией. Фото из соцсетей

«Влад учился на какой-то специальности, связанной с внутренними войсками, после академии служил в Минске. Я точно не знаю где. Смотрел за солдатами, что-то такое, — рассказывает «Нашей Ниве» родная сестра парня Кристина. — Но после выборов Влад уволился оттуда. Он говорил, что ему тяжело находиться в той обстановке, говорил, что морально не выдержал. Сейчас работал простым таксистом».

Влад Войтехович во время присяги. Фото из соцсетей

«Мы узнали, что всех четверых задержали в один день около 5 утра»

Кристина вспоминает о задержании родных.

«13 августа я спала дома. Мне позвонили и сказали, что маму задержали. Я сначала ничего не поняла. Растерялась, даже не стала ничего уточнять. Начала звонить папе, Владу, жене Влада — у всех недоступные телефоны. Тогда я испугалась, поняла, что что-то не так. 

Затем я набрала бабушке — маме моей мамы. Бабушка сказала, что мать утром приезжала к ней, оставила младшего сына и сказала, что ей нужно съездить в Минск, — говорит Кристина. — В итоге оказалось, что маму задержали.

Тогда мы начали звонить на те номера, с которых мне позвонили. Там отвечали, что на связи дежурный, он не знает, кто и о чем со мной говорил. Мы звонили в КГБ, на Окрестина, нам ничего не говорили: мол, потом все узнаете. Только позже нам уже позвонили следователи и адвокаты. 

Мы узнали, что всех четверых задержали в один день около 5 утра. Отец тогда был на даче. Прошли обыски: в квартире родителей, в квартире Влада, на даче, просматривали подвалы, гараж.

У родителей все было более-менее пристойно после обыска, но у брата все было перевернуто. Туда ездил мой муж забирать вещи и животных. У Влада с Настей были две собаки, кот и кролик, теперь животные у Настиной мамы».

«Отец пишет, что он в шоке от задержания матери»

Девушка говорит, что не знает точно, в чем обвиняют ее семью.

«Адвокаты сказали, что они под подпиской о неразглашении, поэтому нельзя говорить нам об обвинении. До нас доходят слухи и мнения, что там то ли терроризм, то ли покушение на человека, но что конкретно, мы не знаем. Нам ничего не говорят.

Сейчас мама на Володарке, остальные в СИЗО КГБ. Письма доходят, передачи тоже.

В письмах отец пишет, что он в шоке от задержания матери. Говорит, что сожалеет, что туда попал, просит за все прощения. Брат особо ничего такого не пишет, просто сообщает, что ждет от нас писем. Мать пишет то же, что и отец: простите, мы не думали, что здесь окажемся. Всякое такое», — рассказывает Кристина. 

«Летом мы виделись с родителями, я не замечала, чтобы что-то было не так»

Она говорит, что новость о доме Гайдукевича и коктейле Молотова прошла мимо нее.

«Я первый раз слышу о таком! Ничего не читала об этом, — говорит Кристина. — Летом мы виделись с родителями, я не замечала, чтобы что-то было не так. За пару дней до задержания родители приезжали к нам с мужем — все тоже было как обычно. Ничего подозрительного в их поведении я никогда не замечала.

О политике мы с ними не говорили, были ли они на протестах — я не знаю. Никогда такое не обсуждали. 

Поэтому мы сильно удивились, когда их всех четверых забрали. Я была в шоке и не понимала, в чем дело.

Малыш, мой младший брат, сейчас у бабушки. Мы ему говорим все как есть: родителей задержали неизвестно за что. Конечно, сначала он плакал, вспоминал о родителях, говорил, как их не хватает, вспоминал, как от мамы вкусно пахло кремом».

Теперь Войтеховичам грозит до 15 лет за акт терроризма.

«Мы морально готовимся, что папа и брат будут там долго. А насчет мамы и Насти все же есть надежды, что их отпустят домой. 

Я трезво смотрю на ситуацию, понимаю, что если они попали по таким обвинениям, то понятно, что никто сегодня не выйдет просто так оттуда. Но я не считаю, что они виноваты. Признал ли кто-то из родных вину — адвокаты нам не отвечают, — рассказывает Кристина. — Адвокаты говорят: возможно, мама будет скоро дома, но отец и Влад там надолго. Говорит, у них все серьезно». 

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?