Глеб Сямёнаў Глеб Семёнов Gleb Semonov

Глеб Семенов в интервью каналу «Tок». Скрин видео

Речицкий вайб

Глеб родом из города Речица (Гомельская область). Он отмечает, что в редакции KYKY, где он работает, есть еще один человек из Речицы. И их впечатления о городе очень разнятся.

«Для меня Речица никогда не была, например, уголовной. Мои воспоминания связаны, скорее, с какими-то пьяницами. Я любил проводить время на набережной, но большую часть времени я проводил или в школе, или дома».

Самое лучшее место в Речице для Глеба совершенно неочевидное.

«Для меня это поле за пятым домом. Это такой большой дом, который мы называли «китайской стеной». За ним было поле, где фотографы любили проводить свои фотосеты, а мы любили просто играть. Мама мне рассказывала, что качала меня там в коляске. Для меня это какое-то место силы», — делится воспоминаниями Семенов.

По мнению Глеба, родной город сильно повлиял на него как личность.

«Это моя суперсила. Я понимаю, что люди, не имеющие такого опыта за плечами — жизни в малом городе, — не до конца понимают атмосферу таких мест. Не понимают, что когда ты выходишь на балкон, то ты как бы перед всем городом. И это по-другому формирует жизнь города. Мне эти простые люди намного понятнее, чем жители столицы. В Минске ты себя чувствуешь в мантии-невидимке».

На взгляд Семенова, жители провинции отличаются от тех, кто вырос в столице, степенью искренности. И из этого многое вытекает.

«А минчанам меньше друг до друга дела, так как в столице жизнь течет намного быстрее», — считает Глеб.

О сексуальной ориентации

Вопрос сексуальной ориентации для блогера сложный. По его словам, первый сексуальный опыт он получил с девушкой.

«Мне сложно определиться. У меня были девушки, и я их любил. Я, конечно, больше чувствую тягу к мужчинам. Но девушки мне тоже нравятся. Я не закрываю для себя эту дверь. В то же время по отношению к девушкам у меня больше сестринских чувств. Но, как сказал Оскар Уайльд, «определить — это значит ограничить». Мне не нравится себя ограничивать узкими терминами и категориями. Я просто не гетеросексуальный человек».

Глеб всегда знал об особенностях своей ориентации, а все вокруг это чувствовали. «У меня не получается это убрать и выключить. Это просто я и все».

Он вспоминает интересный момент из детства. «Моя мама отрастила мне волосы и пробила ухо. Она хотела, чтобы я был самым модным. Из-за этого меня дети часто принимали за девочку. Я помню, как стоял в очереди в мужской туалет, а какой-то мальчик ко мне обратился и сказал, что девочки идут в другой.

Я ему ответил, что я не девочка. Но мальчик снова повторил свои слова. Я несколько раз ему сказал, что я не девочка. Мальчик настаивал на своем. Тогда я снял трусы и спросил: «Ну теперь ты понимаешь?»

Как произошло признание близким

Открыто о себе он рассказал матери в 20 лет. В этом ему помог белорусский интернет-журнал о гендере и сексуальности Makeout.

«Мне казалось, что я никогда это не произнесу вслух. Мне казалось, что я с этим умру. Но меня спасли интервью на Makeout. Они печатали истории камин-аутов. Меня очень удивило, что это белорусский журнал, так как до этого мне казалось, что для Беларуси моя история чужая. Все, что я могу, это поискать в российских источниках. А тут я попал на этот журнал. Я кормился этими историями. Они были мне очень понятными».

В интервью Глеб вспоминает, что однажды он приехал домой с учебы и на предложение мамы посмотреть какой-нибудь фильм предложил фильм «Облачный атлас», созданный трансгендерами Ланой и Эндрю Вачовски. По словам Семенова, мама выдала максимально ксенофобский комментарий.

«Как-то слово за слово. Я заметил, что из-за того, что мама так к этому относится, я много не могу ей о себе рассказать. Мама зацепилась за эти слова. Она все правильно поняла. Я рассказал, и мы долго еще с мамой разговаривали».

Блогер вспоминает, что мама была разбита таким признанием, но она сумела собраться. В дальнейшем она изучила много информации по этой теме. Глеб считает, что мама его приняла, и отмечает, что за это очень ей благодарен.

Гомофобия и стереотипы

Семенов замечает, что нельзя говорить о том, что гомофобию в Беларуси создал Лукашенко.

На его взгляд, Лукашенко банально не понимает проблемы ЛГБТК в силу своей эрудированности. «Все, что неизвестно, все пугает. Поэтому тут такая реакция — страх перед неизвестным», — считает Глеб.

А вот жизнь в гомофобной стране сильно закалила блогера.

«Ответственность в этой Беларуси, которая сильно осложняет жизнь людям с фактурными отличиями, не только на Лукашенко. Она и на других людях тоже. Как мне во всем этом было? Не знаю. Но это был хороший урок. Меня это сильно закалило. Я ни о чем не жалею».

Глеб Семенов отмечает, что больше всего его раздражает распространенное мнение о том, что геи поверхностные. Но, как он признается, он также склонен к такому мнению, хотя считает, что это неправда.

«Фокус на телесности, отсутствие глубины и подобное. Но я точно знаю, что есть исключения. Это не описывает всех».

Относительно стереотипа о том, что белорусы — толерантная нация, Глеб отмечает, что его опыт свидетельствует об обратном, но он не может его распространить на всех.

«Это были конкретные люди в конкретном городе в конкретное время», — подчеркивает Семенов.

Позже Глеб упомянул недавний скандал, связанный с тем, что в релизе сериала по игре The last of us один из персонажей, в которого пользователи игры были сильно влюблены, совершенно неожиданно оказался геем.

«Вот эти цисгендерные мужчины не были готовы к тому, что в сериале их любимый персонаж окажется геем. И вот начались вопросы, зачем авторам нужно было его делать гомосексуальным человеком. Он мог бы продолжать быть гетеросексуальным. И от этого сюжет бы никак не изменился. Он не шутит как-то по-особенному, он не развит как-то отличительно интеллектуально, не делает чего-то сверх, — пересказывает Глеб те замечания и отмечает, что именно в этом и есть корень зла:

Зачем нам быть самыми смешными, самыми талантливыми и так далее для того, чтобы просто быть?»

«Мне хотелось бы жить в мире, в котором мы не сидим и не обсуждаем это. Это просто такая характеристика, которая всеми принимается по умолчанию. И больше об этом не думаем, потому что есть много других интересных вещей, которые мы могли бы обсудить», — делится своими мечтами Глеб.

Былые обиды

Глеб вспоминает, что ему было очень больно, когда его знакомые просили не гулять с ними в центре города, а ходить по окрестностям, чтобы их не видели вместе, так как это может сказаться на их репутации.

Но это, отмечает Семенов, не было самым сложным.

«Мне было трудно жить в этом городе. Там всего 70 тысяч населения. Среди моих сверстников меня все знали. И это не потому, что я хотел, чтобы они меня знали. Это было сложно. Я не могу справиться с этими чувствами, с обидой. Теперь я не хочу себя жалеть. Мне это надоело».

Минские гей-клубы

Блогер отмечает, что его не привлекала тусовка в единственном гей-клубе Минска, и подчеркивает, что не может сравнить гей-клуб в Минске с другими подобными клубами, так как на вечеринки ходит очень редко. Но он хорошо запомнил охранников.

«Охранники, которые не скрывали своей ненависти ко мне. В их представлении, гей-клуб — ад для охранников. Охранников, которые напакостили, после смерти направляют охранять этот клуб. И они там сидят. А ты чувствуешь себя полным г…м, когда туда заходишь. Охранники не выглядят как люди, которые будут тебя защищать. Они, скорее, будут среди тех, кто в случае чего будет тебя бить ногами».

Во время разговора Глеб отметил, что не раз видел среди посетителей гей-клуба в Минске одного из известных чиновников, но отказался назвать его.

«К сожалению или к счастью, есть такой персонаж, которого можно там встретить, но я не могу совершить аутинг. При всем том, что это часть людоедской государственной машины. Ты знаешь, что они позволяют себе низкие, мерзкие поступки. Они не брезгуют абсолютно ничем. Казалось бы, это развязывает тебе руки. Так можно было бы к этому отнестись. Но я не хочу и не буду устраивать аутинг»»

Правда ли, что существует гей-радар

По словам блогера, внутри гей-сообщества не очень верят в стереотип о том, что по каким-то внешним признакам можно определить сексуальную ориентацию:

«Понятно, что ты можешь такое допустить по отношению к кому-то. Но в моем случае это столько раз давало осечку, что я решил не пользоваться этим инструментом».

Глеб считает, что нет ничего лучше уместного, тактичного и прямого вопроса.

Гомофобия в оппозиции

На вопрос о присутствии гомофобов в оппозиции Семенов заметил, что никогда с проявлениями гомофобии со стороны оппозиции не сталкивался. «Они, возможно, есть, но я не сталкивался», — отметил Глеб и упомянул о том, что кто-то нашел в «Одноклассниках» старое, 2014 года, гомофобное высказывание Сахащика.

«Я хорошо понимаю Сахащика, понимаю, что он за человек. Понимаю, что я и такие, как я, люди для него — абсолютно другая планета. В тоже время он добрый и беззлобный».

Воспоминания об учебе

Глеб вспоминает, что для него время учебы было очень тяжелым, так как было непросто с одноклассниками.

«Теперь я понимаю, что у нас было много странных историй. Я учился в седьмой школе, которая входила в тройку лидеров. И тут случается, что твоя одноклассница в 9 классе ложится в больницу с передозировкой наркотиков. После 9 класса несколько девушек из параллели идут в декрет. Потом кто-то бросает хлопушку в туалете и уборщица оттирает дерьмо со стены. Поэтому мне школа запомнилась контрастами»,

— делится воспоминаниями Семенов.

Глеб впоследствии учился в Гомельском институте транспорта, и Гомель ему совсем не нравился. Было сложно учиться, была депрессия. Университет блогер так и не закончил.

Глеб отмечает, что был удивлен степенью ответственности преподавателей университета.

«Я поступал с высоким средним баллом на факультет архитектуры с большими ожиданиями. Я понимаю, что архитектура — очень серьезно. Мы проектируем здания. А на важных, профильных парах нам могли рассказывать о том, как удачно выйти замуж. И такое повторялось».

Семенов вспоминает, что учился он хорошо и на третьем курсе вышел на повышенную стипендию, но произошли события, которые привели к тому, что он бросил учебу.

«Это не было похоже на всю мою жизнь — решение остановиться на половине пути, когда есть хороший результат, которым я могу гордиться. Но обстоятельства тогда были сильнее меня», — отмечает Глеб, не раскрывая тайну.

О родителях

Глеб замечает, что ему очень хотелось публично поблагодарить свою мать:

«Моя мама — великая женщина. Она сделала невероятное. Она была абсолютно одна, и она героиня. В этом я даже не сомневаюсь».

Своего отца Семенов не знает. Но помнит о единственной встрече в четырехлетнем возрасте: «Я помню, что приезжает папа. Я вижу его впервые, но откуда-то понимаю, что это мой папа. Может, он как-то дает мне это понять. Я помню, что бежал к нему в объятия. Помню, что он принес меня в квартиру и подарил мне боксерскую грушу».

Глеб говорит, что ему все время кажется, что отец ему напишет:

«Вдруг он увидит мой TikTok, узнает меня и напишет. Но я не буду отвечать на его сообщения. То время, когда он мог меня найти, уже прошло. И сейчас это не нужно».

Хотя Глеб рос только со своей матерью, он никогда не чувствовал себя обделенным.

«Мне никогда не было стыдно сказать, что я из неполной семьи. Я удивлялся, когда был у знакомых и видел у них отца. Для меня отец был третьим лишним. Мне было абсолютно комфортно, и казалось, что у меня есть абсолютно все. И только сейчас я понимаю, какими силами это было организовано».

Смотрите полностью:

Клас
17
Панылы сорам
5
Ха-ха
2
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
6

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?